Юрист: как изменить законодательство, чтобы обыск не превращался в пытку для бизнеса

Самодеятельность следователей и прокуроров можно и нужно пресекать

Юрий Бауман

Юрий Бауман, партнер адвокатского объединения «Бауман Кондратюк»

В конце апреля по Украине прокатилась волна обысков в компаниях, связанных, по версии СБУ, с использованием шпионского программного обеспечения российского производства. Как бы там ни было, но обыски как процессуальное действие на стадии досудебного расследования остаются наиболее болезненными для бизнеса, поскольку они останавливают или даже парализуют деятельность компании. На что, кстати, обратил внимание силовиков премьер Владимир Гройсман. Сейчас по его поручению  в Кабмине разрабатывается законопроект, призванный минимизировать последствия обысков для предпринимателей и исключить злоупотребления со стороны следователей. Предлагается, например, ввести полную видеофиксацию этого процессуального действия, обязать следователей и прокуроров предоставлять заявителям (в том числе авторам сообщений о преступлении, а также лицам, в отношении которых поступил «сигнал», или их адвокатам) выписки из Единого реестра досудебных расследований, чтобы не затягивать следствие и т.п.

Hubs предлагает юристам, общественникам, бизнесменам, политикам, экономистам, финансистам, иным специалистам высказываться по этому поводу в формате колонок, интервью, комментариев на страницах нашего издания.

Свою точку зрения на необходимые изменения в законодательстве излагает Юрий Бауман, адвокат, партнер адвокатского объединения «Бауман Кондратюк». Он убежден – этим изменения должны быть более радикальными:

Летом 2014 года в Киеве группа прокуроров Печерского района при поддержке бойцов спецотряда «Сокол» и нескольких сотрудников МВД под видом проведения уголовного расследования ограбила ювелирный магазин. Случай, конечно, из разряда вопиющих, но он показывает, насколько сейчас предприниматели бесправны перед следователями и прокурорами.

Ведь что происходит на практике, если мы говорим о давлении на предпринимателей. Где-то очень далеко в цепочке контрагентов предприятия возбуждается уголовное производство по факту уклонения от уплаты налогов, сборов и других обязательных платежей. В суд поступает ходатайство следователя о предоставлении разрешения на проведение обыска в помещениях предприятия, которое находится в цепочке контрагентов еще дальше. Суд рассматривает ходатайство и дает разрешение на обыск и изъятие документов относительно взаимоотношений с контрагентом.

Обращаю внимание: ст. 234 Уголовного процессуального кодекса (УПК) гласит, что обыск проводится с целью выявления и фиксации сведений об обстоятельствах совершения уголовного преступления, отыскания орудия уголовного преступления или имущества, которое было добыто в результате его совершения, а также установления местонахождения разыскиваемых лиц. При этом в соответствии с ч. 5 ст. 236 УПК обыск должен проводиться в объеме, необходимом для достижения его цели.

На практике же изымаются абсолютно все товарно-материальные ценности, о чем составляются длиннющие описи – в моей практике одна такая составила аж 42 (сорок два) листа!

Возникает вопрос: как и каким образом компрессоры, шланги и другие материальные ценности (опять опираюсь на случай из практики) содержат следы уголовного преступления, предусмотренного ст. 212 Уголовного кодекса (УК) и какую доказательную информацию они несут?

Как следствие, изъятые компрессоры шланги, фильтры в понимании ч.7 ст. 236 УПК считаются временно изъятым (хотя следственным судьей и не было предоставлено разрешение на отыскание и изъятие именно их).

Далее все изъятые предметы следователь включает в ходатайство о наложении ареста на имущество в рамках уголовного производства «с целью обеспечения возмещения возможных причиненных государству убытков» и направляет его в суд. Хотя, замечу, следователи в большинстве случаев не представляют, о каких конкретно убытках может идти речь. Судьи, как правило, удовлетворяют ходатайство, и предприятие впадает в «состояние клинической комы»: ни работы, ни отчетов.

В подобных случаях УПК предоставляет право предпринимателям обращаться с ходатайством об отмене такого ареста имущества. Но это в теории – на практике суды нечасто слышат их аргументы.

Полагаю, что именно на этих этапах проведения уголовного производства необходимо сосредоточиться законодателям и сделать максимально возможное для того, чтобы обыск не превращался в пытку для предпринимателей. Что можно сделать?

Во-первых, внести изменения и дополнения в ст. 234 УПК и установить исчерпывающий перечень того, что может временно изыматься при проведении обыска: оружие, наркотические средства и тому подобное. Другими словами, речь идет о том, чтобы ограничить права лиц, проводящих обыск изымать все подряд. Все то, что изъято без законных на то оснований, должно  автоматически относиться к ненадлежащим или недопустимым доказательствам.

Во-вторых, внести в ст. 172 УПК норму в части обязательного уведомления владельцев временно изъятого при обыске имущества о времени и месте рассмотрения ходатайства о наложении ареста на имущество. Людям есть что рассказать и о том, как проводился обыск, что изымали, и том, что в опись не включили, но при этом забрали.

В-третьих, в ст. 173 УПК должны быть определены четкие временные рамки наложения ареста на имущество. Речь идет о сроке, необходимом для проведения экспертиз и осуществления других процессуальных действий. Нельзя допускать ситуации, когда  имущество находится под арестом, бизнес лежит, а когда завершится хотя бы досудебное расследование, никто не знает.

В-четвертых, необходимо установить механизмы судебного контроля (по аналогии с Кодексом административного судопроизводства) относительно предоставления отчета о предпринятых действиях по возврату временно изъятого имущества владельцу. Как показывает опыт, от решения суда о возврате имущества до его исполнения очень длинная дорога.

Публикации в разделе Дискуссии в формате «Колонка» отображают мнение исключительно автора текста, указанного в начале статьи. Позиция автора колонки может не совпадать с точкой зрения редакции Hubs. Издание оставляет за собой право публиковать мнение других авторов по изложенным в данной статье темам.

*

Top