Волонтеры прифронтового Мариуполя остаются вне политики
Волонтеры прифронтового Мариуполя остаются вне политики. Фото http://galinaaksyenova.livejournal.com/

Как работает волонтерское движение в Мариуполе

Война не отходит от Мариуполя уже полгода. На окраинах города звучат выстрелы, 24 января микрорайон «Восточный» обстреляли из ГРАДов. Тем не менее, город стал временным домом для тысяч переселенцев. Адаптироваться на новом месте им помогают волонтеры. Они ищут жилье, раздают еду, одежду. Иногда становятся объектами агрессии просто потому, что не могут помочь всем, кто бежал от войны.

Когда закончилось лето

Начало февраля. В офисе волонтерской организации очень холодно. Никто не снимает верхнюю одежду, единственный источник тепла – инфракрасный обогреватель. В свободную минуту волонтеры пытаются согреться возле него или идут в соседнюю комнату на перекур. Времени на соблюдение формальностей нет, курят прямо в помещении с открытым окном. Холоднее от этого не становится: температура в штабе практически уличная.

Штаб благотворительного фонда «Помощь раненым и семьям погибших» находится на Итальянской улице, в центре города. Он начал действовать в мае. Тогда у волонтеров не было своего помещения. «Помогали переселенцам, которые были в санаториях – от 100 до 140 человек. Крупами, консервами, чем было», — рассказывает Елена Пальчикова. Она работает в организации с самого начала. Хотя волонтерам не нравится слово «работает». Денег они не получают. У каждого — свои источники доходов: кто-то совмещает волонтерство с оплачиваемой работой, а кто-то, как Елена, пользуется помощью близких. «Мне помогает отец. Ему нравится то, чем я занимаюсь. Да я много и не прошу», — говорит она.

Поначалу переселенцы селились в прибрежных пансионатах, в июле стали обживать и сам Мариуполь. Возможности обойти всех уже не было. Организовывались акции «Дворик»: волонтеры объявляли о точке сбора продуктов и одежды для переселенцев в обычных дворах. Гуманитарку собирали и хранили в гаражах. Офис на Итальянской появился позже.

Волонтер и психолог

На первом этаже здания несколько складов гаражного типа. В одном из них находится банк одежды. Самая востребованная – детская. «Больше всего приезжали с маленькими детьми или уже на последних сроках беременности», – рассказывает Алиса Воронцова. Она работает пресс-секретарем общины «Евреи Мариуполя», свободное время посвящает волонтерству. Алиса проводит «экскурсию» в банке одежды: «Мы просим, чтобы люди брали только самые необходимые вещи. Но есть такие, кто берет их и несет на рынок. Мы ведь не можем проследить». Рядом с нами ищет для своего маленького внука женщина из Харцызска. Говорит, что внук родился уже здесь, в Мариуполе. «Мы приходим, берем нужные вещи. Подрастает, – возвращаем и берем новые», — рассказывает бабушка. После войны она собирается вернуться назад, а внук с родителями, скорее всего, останутся в Мариуполе.

Продуктовые наборы выдают на втором этаже. Летом – прямо на улице. «Тогда было 600-700 человек в день, сейчас – 150», – рассказывает Елена. Часто переселенцы, стоявшие в долгой очереди, не хотели пропускать ее на склад: «Цеплялись за бейджик, кричали «Кто ты? Куда ты без очереди?»

Кроме продуктов и вещей первой необходимости волонтеры старались уделить каждому человеку несколько минут, заменяя профессионального психолога. «С кем-то надо просто поговорить, на кого-то накричать, – рассказывает Ольга Сулеина. – А кто-то может и накинуться, если у нас нет того, что ему нужно». К волонтерской деятельности Ольга привлекла свою дочь, Анастасию. Она — студентка Мариупольского университета и уже пять месяцев помогает волонтерскому центру. Она больше рассказывает о приятных моментах волонтерства: «Была история, когда бабушка из Норвегии, которой 90 лет, связала носки и передала нам. Для нее это было очень важно».

Вне политики

Во всем волонтерском штабе нет украинской символики, а от острых вопросов волонтеры пытаются уйти. «Мы работаем только с мирными ранеными. Военными не занимаемся. Мы – мирный фонд, который занимается только мирными людьми. У нас даже флагов нет», – Елена пытается уйти от разговора про войну. В прифронтовом городе сделать это сложно.

Знакомые с местными реалиями волонтеры из других регионов относятся к такой позиции с пониманием. гражданская инициатива «Восток SOS», как и мариупольский благотворительный фонд – посредник между теми, кто готов помогать, и теми, кто в этой помощи нуждается. «Если организация выбрала для себя целевой аудиторией мирное население, которое пострадало во время обстрелов или военных действий, и честно об этом говорит – это хорошо», — говорит Александра Дворецкая, представитель киевского офиса «Восток SOS». С флагами все не так однозначно: «Волонтерская деятельность – работа с последствиями. Мы четко понимаем, что агрессор в конфликте – Россия, а ДНР и ЛНР – выдумка политтехнологов. И мы не можем говорить о нейтральности и «безразличии» к флагам».

На Западе аполитичность непопулярна. «В нашей ситуации волонтер не может быть аполитичным, – считает представитель инициативы «Крым-SOS» во Львове Алим Алиев. По его словам, война касается каждого и задача волонтера – оперативно помочь тем, кто в этом нуждается: от переселенцев до военных. «Аполитичными могут быть волонтеры-медики или волонтеры из других стран, но не наши», – уверен Алиев.

Впрочем, помогать армии в Донецкой области попросту опасно. К примеру, в Краматорске, по словам одного из волонтеров организации SOS–Краматорск (занимается только помощью переселенцам), помогавшие армии люди просто исчезали. В Мариуполе в сентябре сожгли офис организации «Новый Мариуполь». Там не только помогали переселенцам, но также плели сетки, собирали продукты и аптечки для военных.

Те, кто хотят помочь армии, делают это тайно.

Пацифизм или пофигизм

Во время дискуссии о пацифизме в офис заходят две сотрудницы «Метинвеста». Они — не первые, кто за этот день принес продукты. Процедура приема такой помощи очень простая: волонтеры записывают, от кого помощь, и делают несколько фотографий этих людей вместе с самими продуктами или вещами. Практически аналогично помощь попадает к семьям переселенцев: пару записей в тетради учета и фотография. Уже вечером все фотографии появляются в интернете, а значит любой, кто чем-то пожертвовал, увидит, что его помощь нашла адресата.

Штаб получает помощь из-за границы. «Вроде бы из Франции», — говорит волонтер Герман Харакоз, занося огромную посылку. Он тоже — студент Мариупольского государственного университета. Но самые приятные воспоминания у волонтеров про посылку из Ржищева. «Нам пришло оттуда много картофеля, капусты в мешках. И видно, что все домашнее. Смотрели на карте – маленький такой городок, до этого мы даже не знали, что такой есть», — рассказывает Алиса Воронцова. В этот момент ее зовут фотографировать. Она фиксирует момент, когда приносят продукты и вещи, и когда их передают переселенцам.

Елена Оверченко с дочкой принесли продукты. Случай неординарный: жительница Первомайска, Елена неделю жила в подвале с семимесячным ребенком. Первого августа в кузове грузовой машины уехала в Мариуполь. Сейчас помогает другим переселенцам. «Мне положена помощь от фонда Рината Ахметова, – рассказывает Овчаренко. – Раз в месяц мы получаем продуктовые наборы, что остается – приносим сюда. Так и с одеждой». Она также уходит не с пустыми руками: волонтеры находят для ее дочери на складе самые простые украшения.

Разговор возвращается к войне. «К нам бабушка принесла продукты и говорит: «Отвезете на блокпост?» Я ответила: «Собирайтесь и везите сами». Вот так. Я против любой войны. Да, Оля, мы пацифисты?», – обращается Елена к Ольге Сулеиной. «Нет, мы не пацифисты. Мы аполитичны, мы не имеем права быть на какой-то стороне войны, – отвечает Ольга. – Работая здесь и видя все ужасы, я не могу быть пацифистом. Для меня пацифист – почти пофигист».

Один комментарий;

  1. Evgeny Sosnovsky said:

    Да, наверное, стоило бы автору побывать в Мариуполе, и пообщаться с реальными волонтерами из «Нового Мариуполя», «Будущего Приазовья», а не представлять мариупольских волонтеров, как неких пацифистов, помогающих только переселенцам и мирному населению, а военных обеспечивающих только аптечками да продуктами. Алексей, будете в Мариуполе, загляните, хотя бы на Апатова, 119. Пообщайтесь с настоящими волонтерами, которые знают, что такое приборы ночного видения, рации, тепловизоры, броники, каски, берцы, генераторы и многое, многое другое. Которые знают, где достать самые необходимые лекарства для нашего военного госпиталя, С теми, которые не работают тайно, как Вы это пишете, а о которых знает весь город и все воинские подразделения, расположенные вокруг Мариуполя. И которым ежедневно жители города приносят кто что может — кто 50 грн, кто тысячи. Потому что знают, что все это пойдет на помощь защитникам города. А так называемые «пацифисты» с улицы Итальянской, наверное не ошибусь, если скажу, что еще в мае они были совсем по другую сторону баррикад и располагались недалеко от штаба «днр». Именно поэтому в их офисе нет украинских флагов и символики. Приезжайте на Апатова, 119 — увидите и флаги, и символику и очень многое другое. А главное — настоящих патриотов Мариуполя и Украины. И там Вы не услышите: » Мы аполитичны, мы не имеем права быть на какой-то стороне войны» или » Собирайтесь и везите (продукты на блокпост) сами». Я согласен, что журналист должен показывать разные точки зрения. Но тогда и покажите в этой статье различные волонтерские организации, как настоящие, та и «пацифические». А так у Вас получилось очередное искажение реальности, в которой Вам, к тому же, не довелось побывать. К счастью.

*

Top