Яника Мерило
Яника Мерило

Интервью с Яникой Мерило

Управляющий директор Ассоциации международных инвесторов UVCA, сооснователь ICT Competence Center, советник по новым технологиям мэра Андрея Садового, — все эти должности занимает один человек — Яника Мерило.

Это интервью — третье из серии, которую Hubs и компания trade hub подготовили в рамках партнерства с Киевским международным экономическим форумом.

Развитие цифровой экономики — угроза или возможность для Украины?

Спросить — развитие цифровой экономики угроза для «старой экономики», это как спросить:  грозит ли машина коляске с осликом. Прогресс, особенно ускоренный, не только всегда угроза тем, кто не успевает за ним, но и возможность стать более эффективным и глобальным.

Например, развитие электронного правительства, конечно, угроза коррумпированным чиновникам и кучам бумаги. Но это и цель — сделать страну с помощью новых цифровых решений более прозрачной, эффективной и конкурентоспособной. Как видно из опыта передовых стран, без инноваций, модернизации и новых технологий невозможно в современном мире быть долгосрочно конкурентоспособными.

Цифровая экономика — это возможность выйти на новые глобальные рынки, особенно в сфере IT. В Европе сегодня один из приоритетов — единый цифровой рынок, который соединил бы рынки всех 28 стран и дал бы равные возможности, удалил бы препоны, создал бы тысячи новых рабочих мест и принес бы экономике ЕС дополнительные 415 миллиардов евро. Надеюсь, и Украина вскоре станет частью таких новых цифровых рынков и возможностей.

Что больше мешает развитию цифровой экономики в Украине: слабая экономика, или несовершенное законодательство?

На бизнес, неважно — цифровой или нецифровой, — всегда влияет экономический климат. Он состоит из простоты ведения бизнеса, «дружелюбности» государства и законодательной базы, поддерживающей развитие. Но о каком развитии цифрового или любого рынка мы говорим, когда троллят IT-бизнес, который должен развивать как раз цифровые рынки? Сначала важно создать инвестиционный и бизнес-климат, возможности для развития, а только потом ждать реальных результатов и масштаба, который можно назвать цифровой экономикой.

Насколько безнадежно Украина отстала от передовых стран?

Украина, к сожалению, уже отстала во многих смыслах от передовой развития IT-технологий. Да, есть много программистов, и хороших, но важен и результат. Аутсорсинг создает хорошие рабочие места, но обычно — не прорыв в инновации. У нас пока нет известных историй успеха, как, например, в Эстонии — Skype, в Израиле — ICQ. Даже количество айтишников не такое уж высокое. Например, в Эстонии с 1,3 миллиона жителей работают 18 000 айтишников, в Украине — до 100 000. Доля ИКТ сферы в Эстонии 7% из ВВП, в Украине примерно 2%.

Украина в индексе глобальной конкурентоспособности на 79 месте из 144 стран, в индексе развития электронного правительства — на 84-м. Потенциал страны намного выше.

Какие три шага должно сделать государство, чтобы помочь развитию цифровой экономики?

Создать благоприятный бизнес-климат, перестать троллить бизнес и наконец сказать, что сфера IT является для нее важной, а не показывать отношение «Если не нравится – уезжайте».

Какой прорыв в инновациях может сделать страна со средней зарплатой в $100? Все прорывные продукты украинцы сделали после эмиграции (Макс Левчин, Ян Кум).

В сфере IT средняя зарплата примерно $2000. Не такая уж «дешевая» рабочая сила. Украина – крупнейший рынок «IT-мозгов». Каждую неделю инвесторы инвестируют в новый проект. Это только вопрос времени когда какой-то проект сделает значительный прорыв. Маленькой победой можно считать покупку сервисом Snapchat одесского стартапа за $150 млн. Этот проект Looksery.

В Украине нет внутреннего рынка. За счет чего увеличится количество айтишников? (и доля ИКТ в ВВП)

Большая доля в обороте IT-сферы состоит из экспорта. Сфера IT растет на 30-40% в год и сегодня как раз, в первую очередь, за счет экспорта. При создании благополучного бизнес-климата количество рабочих мест в сфере IT может вырасти к 2020 до 180 000. Я не считаю, что аутсорсинг — это плохо. Он создает большое количество специалистов, которые будут в какой-то перспективе создавать свои стартапы и новые истории успеха. Также важно понимать, что IT создает новые рабочие места в смежных сферах, примерно в соотношении 1:3. Экономика не может постоянно стоять на месте, это вопрос времени, когда у нас должен создаться и свой внутренний рынок, но государственный сектор с его закупками во многих странах является одним из драйверов роста.

Многие IT-специалисты покидают страну. Главная причина — низкое развитие рынка или бедность страны? Как можно строить идеальную жизнь для айтишников при общей разрухе?

Я думаю, айтишники покидают страну не из-за бедности, а из-за плохого бизнес-климата и постоянного троллинга бизнеса. Многие айтишники обоснованно верят, что могут стать одними из создателей новой страны, они уезжают не из-за большого желания, а из-за того, что создаются трудные условия и есть выбор уехать и переждать. Надеюсь, и власть поймет, что сфера IT и инноваций в большинстве европейских стран – основа и драйвер роста и начнет искать диалог и компромисс.

Как IT поможет прокормить 40-миллионную страну с высокой долей сельского населения?

IT создает информационные системы, которые снижают коррупцию, делают страну более эффективной и прозрачной. Важен ведь не только рост, но и эффективность. Если предполагать, что решения электронного правительства могут, на примере некоторых постсоветских стран, сократить количество чиновников минимум на треть, то это позволяет повысить уровень дохода оставшимся. Электронное правительство повышает прозрачность, снижает коррупцию. Это — прямая экономия бюджетных денег. Но я думаю, неправильно ставить вопрос «может ли одна сфера спасти целую экономику или сэкономить большую часть бюджета?» Реформы должны проходить не на словах, а на деле. Должны меняться система и люди в ней. Без полной перезагрузки не поможет ни одна сфера, ни отдельно, ни совокупно. IT дает инструменты, а реальные проблемы экономики должны решаться на всех уровнях.

И каким должен быть план реформ?

Для начала хоть каким-то. С этим у нас проблемы во многих сферах. Либо нет плана, либо он не соблюдается, либо план настолько общий, что не ставит никаких конкретных целей.

Для начала было бы хорошо обновить стратегию развития цифрового общества с постановкой конкретных задач, ответственными и сроками. До того, пока мы не опишем государственную стратегию, рост и действия будут нескоординированными, случайными и хаотичными. Конечно, можно сказать, что кое-где лучше обойтись без вмешательства государства. Но совсем без него нельзя: ведь государство создает бизнес-среду; троллит или не троллит бизнес; замечает или не замечает предпринимателей.

Я верю в потенциал и в ключевую роль IT — и при реформировании страны, и при создании новой экономики и новых рабочих мест. Даже достижение уровня Эстонии, где доля ИКТ 7% из ВВП, — это сотни тысяч новых хорошо оплачиваемых рабочих мест. Но чтобы этого добиться, государство годами строило экосистему и уверяло, что развитие ориентированных на экспорт инновационных решений — один из приоритетов.

Для реформ с помощью IT в Украине нужно прекращать разглагольствовать, а начинать автоматизировать и системы, и процессы. Например, перевод административных услуг в электронные реально повышает эффективность и убивает коррупцию, так как из процесса уходит чиновник, а компьютеру взятку не дашь. Для реформы госзакупок очень важная часть — техническая платформа, которая позволяет проводить открытые аукционы и т. д. IT-решения — не цель, а посредник. Инструмент для проведения реформ и перехода на качественно новый уровень.

Что мешает развитию электронного правительства? Почему?

Отсутствие политической воли и целенаправленных шагов. Надо сказать, что за последние полгода в этой сфере сделали реальный прорыв. Но это скорее не благодаря, а вопреки. Есть прогрессивные министерства и города, которые создают и продвигают первые электронные услуги и решения. Также значимый проект — Прозорро, где волонтеры и власть консолидировали усилия, и получился реально важный и масштабный проект, который при полном внедрении может помочь сэкономить на государственных закупках примерно 13%.

*

Top