Сообразим на троих: рынок продаж банковских активов на 400 млрд грн НБУ отдает СЕТАМ и двум американцам

Связи между бенефициарами процесса указывают на сговор чиновников и политиков

На рынке торговли активами неплатежеспособных банков ожидается глобальный передел. Национальный банк (НБУ) и Фонд гарантирования вкладов физлиц (ФГВФЛ) методично готовят почву для передачи процесса продажи этих активов только трем торговым площадкам. Есть основания полагать, что рынок в 400 млрд грн отдают государственной СЕТАМ и американским корпорациям First Financial Network Inc. и Debt Exchange Inc. Остальные 30 с небольшим частные украинские площадки будут вынуждены просить доступ к торгам в индивидуальном порядке. Что это, как не узаконенная коррупция в интересах «узкого круга ограниченных лиц» в НБУ, ФГВФЛ, Администрации Президента и некоторых народных депутатов-финансистов? По крайней мере, такой риторический вопрос возникает в результате анализа регуляций в этой сфере, проведенного Hubs.

 Неэффективность

Рынок продажи активов банков-банкротов давно стал образцом непрозрачности и неэффективности государственного управления. В отличие от рынка государственных закупок, где процесс торговли бизнеса и государства удалось сделать прозрачным – насколько это вообще возможно в украинских реалиях. Речь об электронной системе ProZorro, получившей высокие отзывы в международных кругах и разработанной за два года совместно украинскими активистами и бизнесом.

Казалось бы, чего проще – взять лучшее из этого опыта и адаптировать под торговлю банковскими активами. Проблемы у этих двух сегментов государственной деятельности схожие. На госзакупках разворовываются десятки миллиардов гривен в год, а сами торги до недавнего времени проводились достаточно «кулуарно» для своих – зачастую в пул поставщиков «чужих» правдами и неправдами не пускали.

В сегменте продажи банковских активов — та же ситуация. Сейчас НБУ и ФГВФЛ имеют возможность в ручном режиме допускать к «корыту» покупателей аппетитных активов, ограничивают объем информации о продаваемых активах, завышают оценку имущества и т. п. До сих пор именно должностные лица ФГВФЛ решают: какая площадка получит на продажу тот или иной актив. Дружишь – получаешь много лотов. Не дружишь – ждешь у моря погоды. На рынке известны случаи, когда Фонд по надуманным причинам требовал от площадок прекращать, приостанавливать или отменять уже состоявшиеся торги (не потому ли, что на торги регистрировались «незапланированные» покупатели?) Традиционно обвиняют в неэффективности продаж торговые площадки, хотя основные рычаги влияния на эти продажи находятся у чиновников.

В 2016 г. украинские торговые площадки, по аналогии с ProZorro, предложили Нацбанку и Фонду реализовать программу по внедрению электронной биржевой системы, где все покупатели на нескольких десятках площадок видят все лоты ФГВФЛ на продажу, видят максимальную информацию об объектах покупки, на основе которой можно было бы сделать выводы об актуальности цен на активы банков. Торги по одному лоту можно было бы одновременно проводить на нескольких десятках торговых площадок (при их техническом соответствии определенным критериям). Реформировать таким образом систему предложила компания «Ю.Софт» (украинский разработчик ПО для торговли активами, администрирует сайт ubiz.ua, на котором работают более 10 организаторов торгов, аккредитованных ФГВФЛ) еще в начале 2016 г. Концепцию презентовали на заседании экспертного совета ФГВФЛ, а также лично заместителю главы НБУ и по совместительству главе административного совета ФГВФЛ (высший руководящий орган Фонда) – Якову Смолию. По словам разработчиков, и в ФГВФЛ, и в НБУ выбранный вектор развития рынка, а также технологическое решение задачи – организовать предельно прозрачные продажи активов банков-банкротов – были одобрены. Но слова остались словами.

Вместо этого с февраля 2016 г. еще при премьере Арсении Яценюке начался тренд по передаче рынка избранным площадкам – о кардинальном изменении философии рынка государство вообще забыло. Началась война за то, кого допустят к архаичной торговой системе, а кого нет. Hubs предупреждал о возможности монополизации рынка под госпредприятие «СЕТАМ». Сейчас в пул счастливчиков могут добавить еще американские площадки.

Все – своим

22 июня представители частных торговых бирж на пресс-конференции публично выступили с обвинениями в адрес НБУ и Фонда. Частники потребовали сделать открытым процесс обсуждения и формирования новых правил торговли и критериев, по которым в будущем будут отбираться организаторы торгов.

Напомним основные вехи этого процесса. В апреле после имитации некоего конкурса на отбор площадок по продаже активов, находящихся в залоге Нацбанка (около 250 млрд грн.), между ФГВФЛ и НБУ был подписан договор. Де-факто документом давались преференции электронной площадке госпредприятия «СЕТАМ» (Минюст) и государственной Аграрной бирже (малоактивный игрок). Остальные биржи на этот сегмент рынка допускаются только по отдельному разрешению Нацбанка.

В июне в СМИ просочились майские манипуляции Кабмина и НБУ вокруг данного процесса. В частности, письмом от 12 мая 2016 г. (копия которого есть у Hubs – см. ниже) за подписью и.о. замглавы НБУ Екатерина Рожкова просит чиновников из Минэкономразвития и Минфина инициировать разработку и внесение изменений в Закон Украины «О системе гарантирования вкладов физических лиц». Одна часть инициатив НБУ связана с усилением контроля НБУ над ФГВФЛ. Вторая – на грани добра и зла. Чиновница предлагает в законе (!) внедрить централизованную процедуру реализации имущества банков (правильно, но общие слова), но с привлечением не более, чем 3 электронных площадок, в том числе иностранных! Законом ограничить количество субъектов рынка? Подобные кульбиты редко себе позволяли даже «папередники».

 

Письмо_рожковой

Обосновывает свои фантазии г-жа Рожкова неким поручением премьер-министра Владимира Гройсмана от 9 мая 2016 г., адресованным ФГВФЛ и НБУ. Документ не был обнародован. Однако его краткое содержание нам подтвердили два не связанных между собой источника.

«Похоже, НБУ удалось убедить Гройсмана, что рынок ФГВФЛ нужно зачистить. Но в Кабмине понимают, что давление на рынок вызовет резонанс, премьера обвинят в коррупции, поэтому там не спешат обнародовать поручение, а, может, и не будут обнародовать, как было с поручением Яценюка отдать все банковские активы ГП «СЕТАМ», – заявил источник в Министерстве финансов.

Кто именно будет торговать активами лопнувших банков – еще неизвестно. Но участники рынка предполагают, что тремя площадками, которых ФГВФЛ выпустит на рынок (после игры мускулами со стороны НБУ), окажутся ГП «СЕТАМ», ООО «Дебтекс Украина» и ООО «Фьост файненшиал нетворк Юкрейн». Две последние – «дочки» американских корпораций First Financial Network Inc. и Debt Exchange Inc. Вспоминаем эту странную и формально лишнюю фразу в письме Рожковой: «в т.ч. иностранных». Также не исключено, что перечень площадок будет расширен до четырех – аккредитуют еще Аграрную биржу, учредителем которой является Кабмин.

По состоянию на 23 июня законопроектов с подобной инициативой в парламенте зарегистрировано не было. Очевидно, что провести через пень-колоду работающий парламент одиозный законопроект не удастся. А время идет. Поэтому регуляторы решили зайти с другой стороны: провести переаккредитацию торговых бирж при ФГВФЛ по новым правилам.

Присутствовавшая на упомянутой пресс-конференции директор департамента консолидированной продажи и управления активами ФГВФЛ Юлия Берещенко естественно отрицала любые обвинения и назвала их спекуляциями. При этом в финансовых кругах говорят о том, что назначение Юлии Берещенко на должность директора департамента протежировала глава НБУ Валерия Гонтарева. Консолидированный офис под руководством г-жи Берещенко формально заработал в апреле 2016 г. Его создание обосновывалось как раз неэффективностью продаж залогового имущества. А основной задачей департамента является установление новых правил и критериев торговли – то есть кардинальное реформирование рынка.

Юлия Берещенко подтвердила, что Фонд планирует провести аккредитацию бирж по новым критериям, которые сейчас разрабатывает Фонд. «По закону о залоге Нацбанк, как залогодержатель, имеет право диктовать условия, стартовую цену и процесс продаж. Возможно, три биржи — это мало, но несколько десятков бирж — это очень много», — отметила Берещенко.

По нашей информации, новая аккредитация будет проведена в ближайшие недели. Пока в списке аккредитованных ФГВФЛ – 32 компании. Сколько бирж могут не пройти этот процесс, никто не знает. Участники рынка утверждают, что им не удается добиться от г-жи Берещенко ответа о том, как можно принять участие в обсуждении правил? Рабочей группы при Фонде, как удалось выяснить, де-юре не существует (см. ниже копию ответа Фонда бирже «Иннекс». Сама Екатерина Берещенко в разговоре с представителями бирж утверждает, что такая группа есть. Путаница еще та. Согласитесь, когда разрабатывалась и внедрялась электронная система ProZorro, о принципах ее работы не слышал только ленивый.

 

лист_ФГВФЛ

Все – свои?

 

Кто может добраться до рынка проблемных активов, если схему «сообразим на троих», предложенную Рожковой, Фонду удастся реализовать через аккредитацию по неким новым критериям, и в число счастливчиков войдут упомянутые участниками рынка американцы? Здесь нельзя ничего утверждать, но некоторые косвенные взаимосвязи между участниками процесса наводят на грустные размышления.

ООО «Дебтекс Украина» и ООО «Фьост файненшиал нетворк Юкрейн» – две дочерние компании американских Debt Exchange Inc. и First Financial Network Inc. соответственно. По данным Интерфакса, бенефициарами DebtX являются американцы Брюс Гансел (Bruce Hounsell), Дж. Кингсли Гринленд (J. Kingsley Greenland) и Томас Гудвин (Thomas Goodwin), а бенефициарами FFN – Блисс А. Моррис (Bliss А. Morris) и Джон А. Моррис (John A. Morris), в обоих случаях выступающие топ-менеджерами компаний.

В ФГВФЛ неоднократно заявляли, что эти две корпорации – входят в тройку компаний, имеющих эксклюзивное право продавать активы неплатежеспособных банков в США.

Источники Hubs в НБУ рассказали, что якобы вопрос передачи права торговать активами банков-банкротов неким американским компаниям – политически был решен весной 2015 г. Возможно, решение принимали первые лица государства (если считать такими Валерию Гонтареву и руководство Администрации Президента), банкиры и народные депутаты. Год понадобился, чтобы американцы легализовались в Украине, нашли офис, определились с кадрами.

Причем именно то, как в ООО «Дебтекс Украина» и ООО «Фьост файненшиал нетворк Юкрейн» был решен кадровый вопрос – порождает множество неудобных вопросов ко всем бенефициарам процесса.

Согласно данным государственного реестра, директором ООО «Дебтекс Украина» был назначен Александр Терещенко. Директором ООО «Фьост файненшиал нетворк Юкрейн» стал Богдан Дмуховский.

Обоих объединяет работа в юридической компании AEQUO. На сайте фирмы странички Александра Терещенко и Богдана Дмуховского до сих пор открыты. Но Александр и Богдан не просто являлись (или до сих пор являются) сотрудниками одной и той же фирмы. Вместе они вели одни и те же проекты: консультировали корпорацию Ukrainian Business Group в отношении покупки переходного банка у ФГВФЛ, а также консультировали NCH CAPITAL (США) в отношении первой в Украине покупки инвестором неплатежеспособного банка у ФГВФЛ.

NCH CAPITAL – американская компания, созданная специально для инвестиций в страны бывшего СССР и социалистического лагеря.

Куда более известная украинскому читателю – Ukrainian Business Group (UBG). Корпорация подконтрольна народному депутату от БПП Руслану Демчаку. А сделка, которую обслуживали Александр Терещенко и Богдан Дмуховский, – это покупка UBG РВС-Банка. Этот банк был создан в июне 2015 г. как переходной и принял активы и пассивы обанкротившегося банка Николая Лагуна «Омега».

Сам г-н Демчак, уроженец Винницкой области, кроме развития Ukrainian Business Group известен тем, что до избрания народным депутатом осенью 2014 г. успел полгода (в 2012-2013 гг.) провести в СИЗО. Уголовное дело было возбуждено следственным управлением столичной ГНС по подозрению в совершении ряда экономических преступлений, в том числе легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, на сумму свыше 50 млн грн (ч.3 ст.209 УК Украины). А осенью 2015 г. Демчак упоминался в СМИ в связи со скандалом вокруг захвата гостиницы «Либідь» в Киеве, которая ранее числилась в залоге у банка «Омега».

Также, по информации наших источников в Администрации Президента, юридическая компания AEQUO может входить в орбиту влияния заместителя главы АП – Алексея Филатова. Юридически Филатов не связан с AEQUO. Но на эту связь косвенно могут указывать ряд совпадений. До назначения в АП, Филатов был партнером в юридической фирме «Василь Кисиль и Партнеры». А через две недели после его назначения в АП, юрфирму покинули 5 близких к Филатову партнеров, которые и основали AEQUO. Среди них – Анна Бабич. По информации СМИ, еще в составе «Василь Кисиль и Партнеры» Бабич и Филатов консультировали сделку по продаже 99,9% акций медиа-холдинга UMH-group (в интересах Сергея Курченко), которым ранее владел нынешний глава Администрации Президента Борис Ложкин.

Частая гостья в высоких кабинетах – еще один партнер AEQUO. Юлия Кирпа – входит в общественный совет при НБУ под номером 5. Именно Юлия Кирпа возглавляла проект «Консультирование корпорации Ukrainian Business Group в отношении покупки переходного банка у ФГВФЛ», над которым трудились Александр Терещенко и Богдан Дмуховский.

Сложно представить, почему и на каком уровне в американских компаниях одобрили назначение директорами конкурирующих компаний настолько близких между собой лиц – рядовых юристов одной юркомпании. На официальных сайтах Debt Exchange Inc. и First Financial Network Inc. вообще нет ни одного упоминания про Украину (!) Нет упоминания про Украину и на страничках DebtX и FFN в Facebook.

«У меня складывается впечатление, что американские компании – только прикрытие для сомнительных сделок в пользу вполне украинских структур, приближенных к власти. Ведь с двумя иностранными компаниями договориться проще, чем заставить 32 украинские компании делать что-то как «нужно». Будем внимательно смотреть, кто будет менеджментом в этих украинских представительствах, кто и каким образом будет их администрировать», – прокомментировал директор ассоциации «Биржевые и электронные площадки» Олег Падалка.

А, как писал FinClub, в AEQUO отказались комментировать свою работу на американские площадки, сославшись на занятость юристов.

Время идет

Вернемся к событиям, вероятно, породившим идею привлечь американские площадки к продажам активов украинских банков. По словам источников в НБУ и ФГВФЛ, начать переговоры с заокеанскими посредниками Нацбанк побудила ситуация с выведением с рынка «Дельта-банка» и упоминавшегося банка «Омега», который до банкротства контролировали Николай Лагун и американская группа Cargill. Якобы именно Лагун вместе со своими бизнес-партнерами инициировали неформальный диалог с Валерией Гонтаревой. Финансисты говорят, что его целью было договориться про выкуп наиболее ликвидных активов рухнувшей банковской империи Лагуна заранее известными покупателями. Также якобы в переговорном процессе участвовали народные депутаты, отвечающие за финансовые рынки.

Возможно, что это все эти конспирологические версии и не имеют оснований. Но ФГВФЛ странным образом не спешит реализовывать ликвидные активы, в том числе «Дельта-банка». Например, директор-распорядитель ФГВФЛ Константин Ворушилин в последнем интервью «Укринформу» заявил, что ликвидационная масса «Дельта-банка» уже сформирована и утверждена. Но первые продажи будут сделаны «к концу июля».

Уже сегодня Фонд отстает от плана на 2016 г.: г-н Ворушилин сам заявляет, что в 2016 г. ФГВФЛ должен получить от продаж активов 7,5 млрд грн. Но за первые пять месяцев 2016 г. – удалось выручить всего около 1 млрд грн. А создание консолидированного офиса, вместо поднять продажи, как признал Константин Николаевич, обвалило реализацию активов. И чем дольше не продаются активы лопнувших банков, тем ниже опускается их реальная цена. В 2015 г. стоимость реализованных активов также ненамного превысила 1 млрд грн, что, по оценкам самого Ворушилина, – составляет всего 1% общей оценочной стоимости активов, которые подлежат реализации.

Сократив количество площадок, ФГВФЛ и НБУ просто упростят себе задачу: «вынуждать к дружбе» придется всего три площадки. Реальный покупатель, не связанный с ФГВФЛ, НБУ и их «друзьями», – вряд ли ощутит облегчение при покупке активов.

Без пересмотра принципов организации торговли в процедурах ФГВФЛ у чиновников и приближенных к ним лиц не исчезнет возможность влиять на площадки и ход торгов в ручном режиме. А эффективность продаж для государства и кинутых кредиторов тоже остается под вопросом.

Автор: Николай Лучинин

*

Top