Глава правления Банк Михайловский Игорь Дорошенко
Глава правления "Банка Михайловский" Игорь Дорошенко

А также о том, почему банки блокируют клиентские счета

Ряды украинских банков уже два года редеют из месяца в месяц. Оставшиеся практически не выдают кредиты и стремятся привлечь клиентские деньги ценой сверхвысоких процентных ставок по депозитам. При этом не сладко приходится и клиентам, которым сейчас чаще стали блокировать счета при малейших признаках сомнительности той или иной транзакции. 

В итоге за 2015 год суммарный убыток банковской системы составил 66, 6 млрд грн. «Банк Михайловский», входящий в группу небольших банков, оказался одним из немногих финучреждений, которым удалось закончить прошлый год с прибылью. О том, как сегодня работают украинские банки, Hubs разговаривал с председателем правления «Банка Михайловский» Игорем Дорошенко.

Почему блокируют клиентские счета

— В последнее время в ряде СМИ то и дело появляется информация о том, что банки блокируют платежные карты клиентов, получающих неофициальные доходы. Много ли в вашем банке таких клиентов?

 В соответствии с Законом «О предотвращении и противодействии легализации доходов, полученных преступным путем…», на банки возложены определенные обязанности. Например, мы вправе отказать как юрлицу, так и физлицу в транзакции по карте, если этого клиента невозможно идентифицировать, или же у нас возникают сомнения в том, что именно собственник карты осуществляет операцию. Финучреждение также может заблокировать карту, если установит, что при идентификации или верификации человек предоставил недостоверную информацию или пытается ввести банк в заблуждение.

Кроме того, согласно действующему законодательству, денежные операции подлежат финмониторингу. И если мы видим, что клиент пытается осуществлять какие-то непонятные высокорисковые операции (при этом не желает предоставлять нам необходимых документов и сведений для детального изучения ситуации), то мы обязаны предупредить его и прекратить наши отношения. То есть закон позволяет банкам отказывать своим клиентам в проведении определенных операций, и направлен на предотвращение и недопущение использования банковских услуг для отмывания «грязных» денег. Правда, некоторые банки в этом плане перегибают палку, ведь в соответствии с последними изменениями законодательства регулятор вправе применить определенные санкции к тем финучреждениям, которые не препятствуют проведению высокорисковых операций.

 — Какие именно санкции может применить НБУ к банкам-нарушителям?

— Начиная c предупреждений и штрафов, заканчивая отзывом лицензии. Все зависит от масштаба операции. Так что в интересах банка не допустить «грязных» операций. Банк вправе информировать клиента о таких операциях, блокировать его счета, разрывать отношения. В нашем банке такие клиенты были.

— Много ли было таких случаев?

— Сколько именно было, не скажу, поскольку это — банковская тайна. Могу лишь подтвердить – такие случаи были. Все банки сталкивались с подобными ситуациями. И если какой-то банк заявляет о том, что у него не было подобных случаев — не верьте. Все это проходят. Правда, иногда, повторюсь, банки перегибают палку. Например, у физлица есть карточный счет в банке, которым он пользуется в течение нескольких лет. Причем этот человек только изредка появляется в банке либо для того, чтобы снять небольшие суммы в банкомате, либо через терминал пополнить свой счет, или, например, он расплачивается этой картой в магазинах. Я считаю, что блокировать счета таких клиентов неправильно. Нужно найти возможность пригласить их в банк для того, чтобы «освежить» информацию в анкете.

Об отношениях банков и НБУ

— Недавно Нацбанк внес изменения в графики пополнения банками уставного и регулятивного капиталов. Так, уставный капитал действующих банков должен быть не менее чем 120 млн грн до 17 июня 2016,  а до января 2017 – не менее 300 млн грн. На ваш взгляд, реально ли это выполнить?

— Вполне. Например, уже на сегодня уставный капитал нашего банка составляет 500 млн грн, а регулятивный – 650 млн грн. То есть мы идем впереди графика. Я считаю, что требования НБУ вполне реальны и справедливы, поскольку ведут к капитализации банковской системы и очищению рынка.

— Получается, что те финучреждения, которые не найдут нужной суммы в указанные сроки, будут вынуждены уйти с рынка?

— Не обязательно уходить. Можно найти деньги, докапитализироваться, увеличить уставный фонд, наконец, — объединиться. Это абсолютно нормально! Во всяком случае, так делают во всем мире, где ежегодно проходит масса процессов по слиянию банков и различных финансовых компаний. И только у нас два украинца и три гетьмана никак не могут договориться. Я считаю, что договариваться банкам нужно – это приведет к консолидации системы.

— В банковских кругах уже который год муссируется идея о том, что на рынке Украины должно остаться не более 50 финучреждений. Как вы относитесь к этой идее?

— Количество банков должно определяться спросом и предложением финансовых услуг. Думаю, что все те 100 банков, которые есть в Украине сегодня, вполне могут найти свое место на рынке. Главное, чтобы они были здоровы, докапитализировались и могли успешно развиваться.

Если сравнить украинский банковский рынок с рынком европейских стран, сколько там работает финучреждений?

— Не хотел бы комментировать ситуацию на европейском рынке. Скажу только, что европейская банковская система более концентрированная, но место для региональных и специализированных банков всегда существует. А вот если посмотреть на Соединенные Штаты, то там ситуация обратная. Там тысячи банков. Причем очень много небольших региональных финучреждений, которые ориентированы на потребности, например, какой-то этнической группы. У них также много кредитных союзов, работающих по лицензии, которая очень близка к банковской. То есть они могут выпускать дебетные и кредитные карты, и в этом они схожи с банками. В Америке много кредитных союзов, обслуживающих небольшие диаспоры, общины. Например, есть финучреждение, которое обслуживает украинскую диаспору.

— Как вы оцениваете идею Минфина о приватизации госбанков?

— Думаю, что в будущем это вполне осуществимо, но в ближайшее время – маловероятно. Вообще здесь вопрос не столько в форме собственности, сколько в эффективности управления. Банк может быть частным, государственным, а также – со смешанной формой собственности. Госбанки могут корпоратизироваться и привлекать капитал, при этом доля государства может размываться. В той же России, например, банк ВТБ, где одна часть акций принадлежит правительству, а другая – частному инвестору. И это довольно эффективно. Повторюсь, независимо от формы собственности любой банк может быть эффективным при надлежащем управлении.

О кредитовании и депозитах

— В последние пару лет банки практически не кредитуют ни бизнес, ни население. За счет чего сегодня выживают финучреждения?

Да, банки сегодня почти не выдают кредитов. Из тех сегментов заимствований, которые еще живы, это потребительское и целевое кредитование (например, кредиты на покупку мебели, бытовой техники и электроники), а также — кредитные карты. Если говорить о нашем банке, то мы, как и в прежние времена, кредитуем население и малый бизнес. Причем приоритет отдаем розничному бизнесу. Кроме того, свыше 130 тыс. наших карт используются в качестве «кредиток». Кстати, карточное кредитование на сегодня — это наиболее доступный инструмент заимствования на рынке.

Чем занимаются крупные корпоративные банки?

— Обслуживают старые кредитные портфели (какую-то часть реструктуризируют, какую-то продают). Новых кредитов они почти не выдают.

— Когда возобновится масштабное кредитование?

— Масштабное кредитование напрямую зависит от экономического роста страны. Как только экономика начнет двигаться в направлении стабилизации и роста, банковский сектор незамедлительно отреагирует увеличением объемов кредитования. По моим наблюдениям, уже сейчас начинается некое оживление и стабилизация на рынке кредитования. Думаю, что во второй половине этого года кредитование еще больше активизируется и будет понемногу увеличиваться. Хотя большого роста в текущем году ожидать не приходится.

Как оживление кредитования отразится на процентных ставках по займам?

— При нынешней цене фондирования и действующих ставках по депозитам (20-27% годовых) мы имеем соответствующие высокие кредитные ставки. То есть при таких процентных ставках по займам можем лишь говорить о малых объемах потребительского кредитования и небольших заемных суммах микробизнесу. Столь высокие кредитные ставки большой бизнес тянуть не может. Чтобы прогнозировать заметные изменения на рынке кредитования, нужны две тенденции: снижение процентных ставок по депозитам и кредитам, а также — увеличение объемов кредитования.

— Планирует ли ваш банк нарастить объемы кредитования в этом году?

— Да, мы планируем активно развивать кредитование и существенно увеличить свой портфель. Пока трудно говорить о конкретных цифрах – все будет зависеть от экономической ситуации в стране.

— Если судить по статистике НБУ, то в последние пару лет наблюдается отток депозитов из банковской системы, несмотря на довольно высокие процентные ставки. Почему это происходит и когда, по вашим прогнозам, вклады вернутся в банки?

— Я бы сказал, что в целом уже наступила какая-то стабилизация, и возврат вкладов в банки уже наблюдается. Другое дело, что сейчас притормозился приток гривневых депозитов из-за резких курсовых скачков (курс доллара вырос минимум на 3 грн за последних два месяца). Но если сейчас курс нацвалюты стабилизируется, то уже в середине марта — начале апреля приток гривневых вкладов возобновится.

— Получается, что сейчас люди предпочитают откладывать деньги на валютные депозиты?

— Нет. Основная масса населения все-таки отдает предпочтение гривневым вкладам. Однако когда курс скачет, то клиенты нервничают, поскольку понимают, что их сбережения обесцениваются. Как следствие, возникает нездоровый ажиотаж в рядах вкладчиков: они начинают снимать гривну и конвертировать ее в доллары. Когда курс валюты стабильный, то люди больше откладывают денег на гривневые депозиты, поскольку там высокие процентные ставки.

Если говорить о сроках, то каким депозитам граждане отдают предпочтение сегодня, коротким или длинным?

— Если судить по нашему банку, то коротким срокам. Основная часть нашего портфеля — это депозиты на 6-9 месяцев.

Можно ли сегодня говорить о том, что из-за курсовых скачков доходы по гривневым и валютным депозитам практически уравнялись?

— Нет. Все-таки по гривневым депозитам доход будет больше из-за высоких ставок. Просто когда курс нацвалюты скачет, доход прогнозировать невозможно. Например, вы кладете гривну на депозит при курсе 24 грн/$1, а снимаете при курсе 25,5 грн/$1. Таким образом, девальвация составит 10%, и она съест часть планируемого дохода. Но все равно, если вы считаете свои доходы в нацвалюте, то гривневые депозиты выгодны.

— А если доход рассчитывать в инвалюте?

— Тогда и источники поступлений должны быть в инвалюте. Если говорить о долларовых депозитах, то с ними сложнее иметь дело. Ведь существуют ограничения на снятие средств по таким депозитам: до 20 тыс. грн в день на одного клиента. Если говорить об ограничениях по гривневым вкладам, то там лимит — до 300 тыс. грн в день. То есть по валютным вкладам совсем другие возможности в отношении снятия и управления деньгами. Присутствие ограничений на снятие средств — это сдерживающий фактор для возврата валютных вкладов в банковскую систему. Как только эти лимиты снимут, все будет намного проще.

Когда это может произойти?

— Есть информация о том, что эти ограничения должны ослабить в этом месяце. Если Нацбанк все-таки это сделает, то это будет существенный и позитивный шаг с точки зрения восстановления доверия граждан и бизнеса к банковской системе и возврата вкладов. (Пока мы готовили это интервью, НБУ выполнил свое обещание. С 5 марта повышены лимиты на снятие валютных средств со счетов с 20 тыс. грн до 50 тыс. грн в сутки, а со счетов в национальной валюте — с 300 тыс. грн до 500 тыс. грн – ред. )

О валютном курсе

— Вы упомянули о том, что за последние два месяца курс гривны упал. Каким, по вашему мнению, будет курс доллара к концу марта?

— Думаю, что нынешний курс – в районе 27 грн/$1 – это некий порог, на котором гривна остановилась и продержится некоторое время.

Что случится с нацвалютой, если Украина не получит очередного транша МВФ?

— Деньги от МВФ, конечно же, важны, но их получение (или неполучение) это, скорее, политический сигнал. Удешевление же гривны связанно с сезонными колебаниями спроса и предложения на валютном рынке Украины, поскольку традиционно в феврале происходит активная подготовка к весенне-полевым работам.

Я уверен, что Украина все-таки получит очередной транш кредита от МВФ. Вопрос ведь заключается в кристаллизации макроэкономической политики.

 О результатах функционирования банковской системы

 — По состоянию на 1 января 2016 года суммарный убыток работающих банков составил 66,6 млрд грн. Как считаете, почему это произошло?

— В первую очередь, это случилось из-за того, что банки были вынуждены формировать резервы по проблемным кредитам за счет прибыли и списывать проблемную задолженность. Во-вторых, из-за того, что банки практически не выдавали новых кредитов и были лишены основного источника дохода.

— Ваш банк тоже не получил прибыли за прошлый год?   

— Нашему банку повезло. Поскольку мы появились на рынке всего три года назад, то не успели набрать плохих кредитов. Как известно, большая часть невозвратов накопилась в банках в кризис 2008 года. Наш портфель займов хорошо обслуживается, и в прошлом году мы получили прибыль в размере 53 млн грн.

О мошенничестве

— По данным НБУ, объем убытков банков от мошенничества с пластиковыми картами в 2015 году в 2 раза превысил показатели 2014 года. Много ли случаев мошенничества в прошлом году зарегистрировано в вашем банке? Какие виды карточного мошенничества наиболее распространены сегодня?

— Сейчас мошенники стали более изощренными. В основном, это продвинутые IT-шники, которые хорошо понимают, как работает вся эта система. Наиболее распространено мошенничество в интернете – это так называемый фишинг. Мошенники подделывают сайт какой-нибудь компании или интернет-магазина, на котором якобы можно что-то купить. Ничего не подозревая, наивные пользователи вводят данные своих карт, которыми потом вовсю пользуются жулики.

Еще один довольно распространенный вид мошенничества — вишинг. Суть состоит в том, что мошенники звонят клиенту банка на мобильный, представляясь, например, какой-нибудь благотворительной организацией (например, могут рассказать о том, что они собирают деньги на лечение раненых в зоне АТО или что-то в этом роде), выманивают данные карт, а потом используют их для списания денег.

Также по-прежнему среди мошенников популярен скимминг. Довольно известный прием, когда в банкомате на отверстие для ввода карт навешивают устройство, считывающее необходимую информацию. Кроме того, могут быть использованы специальные накладки для считывания ПИН-кодов. Мошенники также могут взломать банкомат. Все подобные случаи были и в нашем банке. Например, в прошлом году мы зарегистрировали 44 случая мошенничества по нашим картам, из которых 70% составили махинации в интернете (фишинг, вишинг и др.). Банк возместил потери клиентов на общую сумму более 67 тыс. грн.

Как боретесь с преступниками?

— Прежде всего, мы активно сотрудничаем с правоохранительными органами. Например, в прошлом году наши сотрудники совместно с управлением по борьбе с киберпреступностью задержали мошенников, которые устанавливали скимминговое устройство на одном из наших банкоматов. Кроме того, мы сотрудничаем с другими финучреждениями: обмениваемся необходимой информацией для предупреждения карточного мошенничества.

Наш банк также создает новые и оптимизирует уже существующие правила круглосуточной системы фрод-мониторинга. Мы внедрили технологии 3D-Secure по картам MasterCard (90% эмиссии банка приходится на карты именно этой платежной системы) для дополнительной защиты в интернете. Помимо всего прочего, мы ввели суточные ограничения на операции в интернете, денежные переводы, снятие наличных в банкоматах и расчеты в торговых сетях.

комментария;

  1. Дмитрий said:

    Вроде и глава правления, а ограничений по снятию валюты и гривны с клиентских счетов не знает. Вывод: какой глава, такой и банк…. печально….

    • Елена said:

      Что значит не знает?! Указал же! Интервью готовилось до того, как НБУ внес изменения.
      — А если доход рассчитывать в инвалюте?

      — Тогда и источники поступлений должны быть в инвалюте. Если говорить о долларовых депозитах, то с ними сложнее иметь дело. Ведь существуют ограничения на снятие средств по таким депозитам: до 20 тыс. грн в день на одного клиента. Если говорить об ограничениях по гривневым вкладам, то там лимит — до 300 тыс. грн в день. То есть по валютным вкладам совсем другие возможности в отношении снятия и управления деньгами. Присутствие ограничений на снятие средств — это сдерживающий фактор для возврата валютных вкладов в банковскую систему. Как только эти лимиты снимут, все будет намного проще.

      — Когда это может произойти?

      — Есть информация о том, что эти ограничения должны ослабить в этом месяце. Если Нацбанк все-таки это сделает, то это будет существенный и позитивный шаг с точки зрения восстановления доверия граждан и бизнеса к банковской системе и возврата вкладов. (Пока мы готовили это интервью, НБУ выполнил свое обещание. С 5 марта повышены лимиты на снятие валютных средств со счетов с 20 тыс. грн до 50 тыс. грн в сутки, а со счетов в национальной валюте — с 300 тыс. грн до 500 тыс. грн – ред. )

*

Top