Татьяна Короткая, замбизнес-омбудсмена: Минэкономразвития должно очистить ВЭД от анахронизмов

Заместитель бизнес-омбудсмена считает, что барьеры в международной торговле портят инвестиционный имидж Украины

В первом квартале 2017 г. Совет бизнес-омбудсмена Украины (СБО), выступающий адвокатом отечественного бизнеса перед госорганами, получил 264 жалобы от предпринимателей, что почти в 2 раза больше, чем в аналогичном периоде 2016 г. Из них СБО закрыл (то есть, расследовал) 206 дел, причем, более 50% из них – с положительными для бизнеса результатами.

Кроме того, СБО, основываясь опять-таки на обращениях предпринимателей, предоставляет госорганам рекомендации о необходимости внесения системных изменений в законодательство, которые влияют на бизнес-климат в целом. Здесь пока результаты не столь очевидные. Что, впрочем, вполне объяснимо, если учесть непоследовательную законотворческую деятельность парламента, не говоря уже о министерствах и ведомствах.

О том, почему важно либерализовать правила игры во внешнеэкономической деятельности (ВЭД), Hubs рассказала Татьяна Короткая, заместитель бизнес-омбудсмена, готовившая системные рекомендации СБО на эту тему.

— Недавно Минэкономразвития и торговли (МЭРТ) обнародовало проект Экспортной стратегии Украины на период до 2021 г. Как вы ее оцениваете?

Безусловно, для государства и бизнеса очень полезно иметь единую дорожную карту развития международной торговли. Еще важнее, на мой взгляд, ей следовать. Тогда можно будет сказать, что Украина надежный и последовательный партнер. Я убежденный сторонник того, что в стране должен производиться продукт с высокой добавленной стоимостью, на что, собственно, и нацелен этот проект.

Но, на мой взгляд, такая задача может быть реализована не только в традиционном агросекторе. Я имею в виду швейное производство, производство мебели, продукции для машиностроения, различных товаров широкого потребления и т.д. Они ведь тоже могут стать приоритетами нашего экспорта, потенциал для этого есть, нужно только суметь его развить.

Но у меня другая роль – я заместитель бизнес-омбудсмена. Поэтому меня интересует упрощение и прозрачность правил, по которым происходит товарно-денежный обмен в контексте экспорта или импорта.

В проекте Экспортной стратегии я не увидела упоминания о том, что должны быть сняты все те барьеры, которые сейчас препятствуют развитию ВЭД. Почему это важно? Правительство усердно работает на политическом уровне, чтобы добиться подписания и ратификации соглашений о зонах свободной торговли, как это уже произошло с ЕС, ЗСТ с Канадой, помочь крупным отечественным компаниям решить отдельные торговые споры в рамках ВТО и тем самым поддерживает отечественного производителя и защищает государственные интересы.

Но одновременно в Украине существует огромное количество внутренних барьеров, которые сводят эти усилия на нет, вызывают раздражение международных компаний, нивелируют усилия многих друзей нашего государства. К сожалению, комплексному решению этого вопроса уделяется недостаточно внимания. Разве не нонсенс?

— Устранение барьеров, скорее, вопросы тактики…

— Если мы говорим об открытии новых рынков для Украины – это стратегия.

Стирание же барьеров на этом пути – ее часть. Поэтому, как мне кажется, в проекте Экспортной стратегии об этом стоило бы обязательно вспомнить.

— Как видится ситуация в сфере ВЭД с точки зрения экспертов СБО?

— Давайте сразу уточним: речь идет о консолидированной позиции экспертов Совета, бизнес-сообщества, международных специалистов, с которыми мы сотрудничаем. Эта позиция сформирована, в том числе, по результатам работы со стейкхолдерами, анализа обращений субъектов ВЭД. Тут уместно будет отметить, что СБО работает с бизнесом, создающим 10% ВВП страны, причем, по данным Госстата, более 60% обратившихся к нам предпринимателей заняты в промпроизводстве. Согласитесь, выборка очень даже репрезентативаня.

Так вот, мы видим несколько направлений в работе по преодолению барьеров в ВЭД, главное из которых – либерализация общего регулирования отрасли. Тут появились некоторые подвижки.

— Вы имеете в виду принятый Верховной Радой Закон «О внесении изменений в некоторые законы Украины относительно устранения административных барьеров для экспорта услуг»?

— Именно его – как первую ласточку. По крайней мере, при его обсуждении

народные депутаты прошли тест на готовность проводить либерализацию ВЭД и в дальнейшем. Но одного такого закона мало. Ведь либерализация должна касаться не только экспорта-импорта услуг, но и товарных групп. Как раз сейчас СБО вместе со специалистами проекта USAID Leadership in Economic Governance, представителями общественных антикоррупционных организаций и бизнеса разрабатывает несколько как законопроектов, так и подзаконных актов.

О чем идет речь?

— Пока говорить что-то конкретное о них не могу, поскольку документы на стадии обсуждения. Но узловые проблемы, над которыми работаем, назову.

Мы выступаем за разумное упрощение всех операций, связанных с валютой и валютным регулированием. В этом смысле даже обязательное требование о наличии внешнеэкономического контракта определенной формы уже кажется анахронизмом.

Ведь если в законе есть такая норма, то под нее «подложены» подзаконные акты, предусматривающие форму контракта, необходимые атрибуты, необходимость регистрации и т.п., словом массу формальных признаков, большинство из которых – вчерашний день.

— Субъекты ВЭД считают анахронизмом установленный НБУ срок возврата валютной выручки…

— Действительно, может возникнуть ситуация, когда за поставленный товар или услугу компания, даже не находящаяся в группе риска, не получит оплату и, соответственно, не сможет вернуть валютную выручку. За это еще штраф заплатит, то есть, «попадет» на деньги дважды. Но это еще не все – внешнеэкономическая деятельность предприятия может быть приостановлена.

Хочу рассказать об интересном кейсе, который обсуждался с СБО.

Отечественная полиграфическая компания – представитель среднего бизнеса – вышла на заказчика в Великобритании, получила небольшую предоплату и отпечатала ему продукцию на всю сумму контракта (около 100 тыс. фунтов стерлингов). Заказчик не рассчитался и исчез. Таким образом, предприятие оказалось между двух огней – во-первых, не поступление валютной выручки означало применение санкций, во-вторых, у правоохранительных органов могло возникнуть подозрение, что сама компания умышленно скрыла полученную выручку за исполненный заказ – со всеми вытекающими из этого последствиями.

К счастью, выяснилось, что контрагент нашего предприятия – действительно мошенник, порядочно «наследивший» в других странах бывшего СССР.

Только потому, что полиграфпредприятие наняло британского адвоката, что стоило немалых денег, и имело решение международного арбитража об аферисте, санкций со стороны МЭРТ удалось избежать

— Действительно, уникальный случай. Чаще всего МЭРТ применяет спецсанкции в международной торговле буквально по любому «чиху» правоохранительных и контролирующих органов…

— Я проанализировала, какие конкретно нарушения являются основанием для применения санкций к субъектам ВЭД в ЕС. Выяснилось, что их всего два типа. Это контрабанда, включая торговлю несертифицированной или нелицензированной продукцией, плюс нелегальное перемещение товаров двойного назначения. Ничего другого нет!

У нас же мы наблюдаем картину, когда крупным компаниям, включая и международные, по обращениям ГФС, СБУ, МВД и Генпрокуратуры МЭРТ приостанавливает всю внешнеэкономическую деятельность или же вводит индивидуальный режим лицензирования ВЭД.

— При этом за выдачу индивидуальной лицензии предприятие должно еще и заплатить…

— Оно должно заплатить за санкцию – ну не парадокс ли? Я вам больше скажу. Порядок уплаты за выдачу индивидуальной лицензии, которая, повторюсь, на самом деле не разрешительный документ, а вид наказания,

утвержден постановлением Кабмина №524 от 21.04.98 г. «О государственном сборе за выдачу разовых (индивидуальных) лицензий с субъектов внешнеэкономической деятельности, нарушивших Закон УССР «О внешнеэкономической деятельности».

Если хотите, – ссылка на документы несуществующего государства, в котором не было свободы ни в предпринимательстве, ни во внешней торговле, характеризует сегодняшнее положение дел в ВЭД

— Странно, не так давно Кабмин в рамках Дня дерегуляции отменил 120 устаревших нормативно-правовых актов.

— Это позитив, никто не спорит. Почему бы и это постановление не отменить?

Да все просто. Если существует санкция, то под нее необходим порядок ее применения, выдачи и платы, утвержденный подзаконным актом. А то, что в нем есть ссылка на морально устаревший закон несуществующего государства – получается, дело десятое. По-видимому, в министерствах и ведомствах считают это нормальным.

Такие вещи просто необходимо отслеживать и вычищать имеющееся старье! Ведь СБО сталкивается с такими фактами эпизодически, когда работает с жалобами бизнеса. По моему мнению, департаменты МЭРТ, отвечающие за внешнеэкономическую деятельность, должны проследить весь процесс и очистить его от устаревших и обременяющих процедур.

— В марте по инициативе СБО и Офиса привлечения и поддержки инвестиций премьер-министр встречался с силовиками по поводу давления правоохранительных органов на бизнес. По итогам встречи были принято протокольное решение относительно устранения имеющихся барьеров в ВЭД…

— Действительно, есть поручение МЭРТ вместе с СБО и другими стейкхолдерами подготовить изменения в постановление Кабмина относительно санкций в ВЭД. Мы встречались с заместителем министра экономического развития и торговли Михаилом Титарчуком и договорились об объединении усилий. Как он мне пояснил, в министерстве уже подготовлены предложения для того, чтобы, по крайней мере, снизить возможности для резкого давления на субъектов ВЭД.

Мы в свою очередь направим туда свои наработки, подготовленные совместно с экспертами.

— Невозможно не затронуть и проблему экспортного контроля. Вроде бы здесь появились подвижки…

— Еще в начале работы СБО от бизнеса начали поступать жалобы на работу Госслужбы экспортного контроля относительно экспорта-импорта товаров двойного назначения. Проблемы заключались в нарушении сроков рассмотрения документов, отсутствия в некоторых случаях информации об организациях, которые могут провести соответствующую экспертизу.

Кроме того, из рук вон плохо велся список товаров, подлежащих специальному экспортному контролю, были жалобы на коррупционные действия некоторых сотрудников.

— Что было дальше?

— После нашего вмешательства Кабмин разработал проект Концепции реформирования экспортного контроля и лицензирования в Украине, который охватывает ряд ключевых рекомендаций СБО. Сейчас проект обсуждается заинтересованными сторонами, но, по нашей информации, хорошо воспринят бизнес-сообществом.

Совсем недавно был и систематизирован, и сокращен список товаров двойного назначения (речь идет о постановлении Кабмина № 184 от 10 марта 2017 г. № 184. – Ред.).

Дело в том, что перечни товаров двойного назначения, подлежащих экспортному контролю, являются едиными для международного сообщества и обновляются автоматически. В Украине же до сих изменения вносятся путем издания «бумажных» приказов, которые просто в хронологическом порядке обнародуются на веб-сайте Госэкспортконтроля: субъекту ВЭД, чтобы во всем разобраться, необходимо отслеживать всю необходимую информацию.

Вообще-то говоря, регулирование ВЭД в Украине чем-то сродни айсбергу – чем глубже разбираешься, тем больше проблем. Ныне государство делает ставку на малый и средний бизнес. Значит, этому бизнесу, который достиг производственных успехов, нашел партнера за рубежом, необходимо помочь разобраться, какую, где и на основании каких документов получить лицензию, какие товары подлежат квотированию или контролю, а какие нет.

Пока же этот процесс запутан и противоречив, в нем разбирается только небольшой круг специалистов-юристов или же предприниматели учатся на собственных ошибках. Но я надеюсь, что будет и наоборот!

Один комментарий;

  1. Владимир said:

    Очень важный момент- надо уточнить норму о порядке выдачи разрешений на трудоустройство иностранцам. А получается сейчас так, что немец зарегистрировал ООО в Украине, но быть директором этого самого ООО он не может- надо брать разрешение на трудоустройство со всеми вытекающими. Татьяна, не забывайте об этой многолетней проблеме. Неужели так сложно это отменить?

*

Top