Сколько «стоит» пост главы «УкрГазДобычи»?
Фото: ugv.com.ua

Hubs собрал аргументы «за» и «против» огромного повышения зарплаты главе «УкрГазДобычи»

СМИ изрядно всколыхнула новость о зарплатных притязаниях главы ПАО «УкрГазДобыча» Олега Прохоренко. Народный депутат из депутатской группы «Воля народа» Ярослав Москаленко обнародовал письмо главы правления крупнейшей в Украине государственной газодобывающей компании, в котором он просит главу НАК «Нафтогаз Украины» Андрея Коболева о значительном повышении зарплаты.

По информации народного депутата, Прохоренко уже сейчас получает в месяц 955 320 грн (оклад — 398 120 грн, ежемесячная премия — 75%, надбавки за интенсивность труда — 50% и за работу с секретными документами — 15%). В письме же глава «УкрГазДобычи» просит повысить свой заработок почти вдвое. Он хочет ежеквартальный бонус в размере трех окладов, годовой бонус — 24 оклада, дополнительный годовой бонус — 10 окладов. Итого выходит 23 млн грн в год, а в месяц — 1,924 млн грн. Сверх этого он просит за счет компании медицинскую страховку премиум-класса  для себя и своей семьи.

Сам Олег Прохоренко заявил, что информация о надбавках — неправда. Он принципиально получает только чистый оклад. А зарплата с 2016 года будет повышена всем работникам «УкрГазДобычи», чтобы «снять их с коррупционного крючка». Правда, он ничего не говорил о подлинности письма, обнародованного депутатом, и его подписи под ним.

Огромные заработки руководителей частных нефтегазовых компаний — закономерное явление во всем мире. И в нищей Украине, как утверждают опрошенные Hubs эксперты, топ-менеджеры частных добывающих предприятий получают суммы сравнимые с теми, которую попросил Прохоренко. Но это — частный бизнес, который сам решает, сколько платить своему менеджменту. И тут есть очень важный момент — их бонусы привязываются к результатам труда.

В случае с «УкрГазДобычей» речь идет, по сути, о секторе государственного бизнеса. Поэтому возникает закономерный вопрос о том, почему руководителю государственной компании надо платить почти 2 млн в месяц, когда общий уровень зарплат по стране, мягко говоря, очень далек от европейского?  А население, которое покупает газ, добытый той же «УкрГазДобычей» и потребляющий  тепло, произведенное с его использованием, не в состоянии рассчитаться за него. Большинству людей в экономике страны просто не заплатят столько, чтобы они могли безболезненно покрыть эти расходы.

В то же время платить маленькую зарплату руководителю крупной госкомпании — тоже не выход, поскольку повышаются коррупционные риски.

В НАК «Нафтогаз Украины» уже отрапортовали, что на данный момент Олег Прохоренко получает лишь должностной оклад. При этом в структуре его зарплаты, согласно решению правительства, доля оклада составляет 25%, а бонусы — остальные 75% и зависят напрямую от результатов деятельности компании. То есть возможность доплат к должностному окладу почти в 400 тыс. грн руководство НАКа не отрицало.

А вот что касается эффективности и результатов работы (неважно — в частной или государственной компании), то возникает вопрос: что считать результатами и как их оценивать?Hubs собрал аргументы «за» и «против» того, чтобы сейчас выделять зарплату государственным топ-менеджерам в нефтегазовом комплексе на отдельный, очень высокооплачиваемый уровень.

Hubs обратился с запросом к главе «УкрГазДобыи» с просьбой прокомментировать информацию о повышении его зарплаты. Пресс-служба компании на момент выхода данной публикации пообещала предоставить интервью Олега Прохоренко.

Эффект от экономии денег

Можно ли считать результаты деятельности «УкрГазДобычи» за 2015 год такими, чтобы ее руководителю значительно повысить его нынешнюю зарплату?

Андрей Коболев в интервью изданию «Дело» осторожно высказался, что на данном этапе для «Нафтогаза Украины» главный показатель эффективности работы руководителя «УкрГазДобычи» — отсутствие претензий со стороны правоохранителей, а также установление четких правил при продаже нефтепродуктов, в госзакупках и сотрудничестве с газовыми компаниями. Поскольку эти требования были выполнены, госхолдинг решил с 1 января повысить оклад Олегу Прохоренко. Также он сказал, что экономия, которой добилось руководство «УкрГазДобычи», покрывает с лихвой повышение зарплат всем сотрудникам компании. А занижение оплаты труда руководителям госкомпаний чревато значительным повышением коррупционных рисков.

В свою очередь «УкрГазДобыча» отчиталась, что в 2015 году смогла сэкономить 1,6 млрд грн за счет госзакупок, поднятия расценок на услуги, более эффективной продажи нефтепродуктов и другого.

Об экономии на тендерах «УкрГазДобычи» говорит руководитель Нефтегазового консалтингового центра «Ньюфолк» Андрей Закревский. «Я могу сравнивать проведение тендеров в компании при прежнем и нынешнем руководстве, потому что консультировал компании, которые принимали в них участие. Раньше определенному участнику тендера обещали победу заранее за «откат». А сегодня, по крайней мере в конкурсах, на которых я присутствовал, не было и намека на коррупцию», — сказал он. По его мнению, это достаточное основание, чтобы говорить об эффективности работы руководителя.

Другие же эксперты считают, что экономии на тендерах не достаточно, чтобы повышать руководству зарплату. «Экономия на госзакупках и устранение коррупционной составляющей в аукционах по продаже нефтепродуктов — это хорошо. Однако это не особенное достижение, так просто должно быть всегда», — считает эксперт энергетического рынка Валентин Землянский.

Более того, для полного понимания того, какая все-таки произошла экономия, надо чтобы в «УкрГазДобыче» рассказали, что конкретно они сделали, чтобы эффективнее потратить деньги компании. В ином случае заявленная компанией экономия в 600 млн грн на гостендерах выглядит не более чем цифра для «пиара» и обоснования повышения зарплат.

«Может быть так, что просто на тендере поставили слишком высокую стартовую цену, а победителем стал, естественно, тот, кто предложил товар или услуги за значительно меньшую сумму. Вот и выходит «экономия» просто за счет того, что изначально заявили слишком высокую цену», — рассказывает Геннадий Кобаль, эксперт Нефтегазового консалтингового центра «Ньюфолк».

Результаты производственной деятельности

Финансовый отчет о деятельности компании за истекший 2015 год еще не опубликован. Однако СМИ уже успели растиражировать, что добыча газа в «УкрГазДобыче» по сравнению с 2014 годом упала на 4% (до 14,53 мрд куб. м) — минус оборотных 930 млн грн без НДС (с учетом показателей производства 2014 г. и повышения отпускных цен в 2015 г.). На те же 4% снизилась и добыча нефти и конденсата (до 511,5 тыс. т).

Валенти Землянский считает, что главным критерием для значительного повышения зарплаты руководителю в госкомпании должна быть эффективность ее работы, которая выражается не только в экономии средств, но и в увеличении производства. А поскольку общий уровень добычи в «УкрГазДобыче» снизился, говорить о высокой эффективности руководства нет причин.

В то же время Андрей Закревский парирует, что «УкрГазДобыча» настолько большая компания, что Прохоренко, работающий лишь семь месяцев, еще не успел повлиять на результаты производственной деятельности. «Масштабы компании таковы, что повлиять плохо или хорошо на объемы добычи он сможет лишь после того, как пройдет еще полгода», — считает он. Поэтому, по мнению г-на Закревского, экономии на тендерах для повышения зарплаты достаточно.

На наш взгляд, логично было бы все-таки дождаться повышения производственных показателей и уже тогда решать вопрос с повышением зарплаты.

Что касается финансовых показателей, то по официальному сообщению компании, «УкрГазДобыча» 2014 г. (до назначения г-на Прохоренко) закончила с чистой прибылью в 1,4 млрд грн. За 2015 г., по предварительным оценкам экспертов, этот показатель может быть раза в два ниже. При этом не следует забывать, что в абсолютных величинах с 1 апреля 2015 г., по сравнению с 2014 г., в распоряжении «УкрГазДобычы» остается больше денег после оплаты ренты за добычу газа. Речь о том, что, несмотря на повышение депутатами рентной ставки до 70%, была повышена закупочная цена за добытый компанией природный газ – с 349 грн за 1 тыс. т до 1590 грн за 1 тыс. т (без НДС). То есть физически после оплаты ренты в компании оставалось 477 грн с 1 тыс. т против 300 грн с тыс. т (понятно, что это без учета всех остальных затрат).

Опыт и квалификация

Народный депутат, член группы «Депутатский контроль» Максим Поляков считает, что поскольку Прохоренко до прихода в «УкрГазДобычу» не работал в нефтегазовой отрасли (до этого он работал в международной аудиторской компании — ред.), то его вообще не следовало брать на должность руководителя этой компании, не говоря уже о том, чтобы повысить ему зарплату.

Об отсутствии необходимого опыта говорит и Геннадий Кобаль. «Условия и оплату работы Олега Прохоренко сравнивают с руководителем полугосударственного ОАО «Укрнафта» Марком Роллинзом, который тоже получает огромную зарплату. Но это сравнение, на мой взгляд, не корректно. Как бы там ни было, Роллинз пришел из международной компании BG Group. У него есть определенный послужной список. А Олег Прохоренко — аудитор, а не энергетик. Если он действительно перспективный руководитель, то логично было бы назначить его заместителем по финансам, например. Согласно его специализации», — считает Кобаль.

О морали

И, наконец, эксперты говорят о том, что при повышении зарплат топ-менеджменту государственных компаний нельзя сбрасывать со счетов моральный аспект.

«Если государство не может обеспечить достаточно высокий уровень жизни большей части населения, если не может достаточно высоко поднять зарплату чиновникам или рядовым работникам тех же госкомпаний и учреждений, то почему это можно делать для отдельно взятых руководителей? Чем они лучше других людей?», — считает Валентин Землянский.

Можно добавить, что глава Национального агентства по борьбе с коррупцией Артем Сытник, который должен бороться с коррупцией в высших эшелонах власти, имеет оклад 60 тыс. грн. И этот человек был выбран на открытом конкурсе. Что же до конкурса, на котором отбирали кандидатов на пост главы «УкрГазДобычи», то к его прозрачности у политиков и экономистов осталось много вопросов.

Как считает Геннадий Кобаль, когда речь идет о руководителях крупных государственных компаний, то имеет смысл выбирать их также на открытом конкурсе, который бы, в том числе, широко освещался в информпространстве. И в котором могли бы принять участие все желающие. А конкурсная комиссия могла бы объяснить, почему этот кандидат подходит, а этот — нет, почему одному можно платить больше деньги, а другой их не заслуживает.

«А с назначением руководства «УкрГазДобычи» много непонятного. Мы не знаем достоверно, как отбирали кандидатов. Даже о повышении зарплаты мы узнали лишь после скандала в Верховной Раде, а не официально от руководства «Нафтогаза Украины» или «УкрГазДобычи». Поэтому зарплаты повышать, конечно, надо. Но все это должно происходить более открыто», — добавил Кобаль.

Тут следует отметить, что похожая история была и с зарплатой упомянутого Марка Роллинза. В СМИ директор «Консалтинговой группы А-95» Сергей Куюн сообщил, что согласно трудовому договору Роллинз будет получать $500 тыс. гарантированной зарплаты, а также 2% от прибыли компании в год.

Кроме того, по информации издания «Зеркало недели», при такой оплате Роллинз отказывался брать ответственность за невыплату долгов по налогам и дивидендам основному собственнику компании — государству. Как известно, война между «Укрнафтой», налоговой и правительством идет до сих пор. И, как утверждают СМИ, Роллинз нередко защищает вовсе не государственные интересы.

комментария;

  1. карина said:

    У вас ошибка в фамилии, не «Поляченко», а «Прохоренко». 22 абзац. Исправьте, пожалуйста

  2. Эрнест Артемов said:

    веревка по всем этим руководителям плачет!

*

Top