Филипп Дюмель из Укрсиббанка (слева) и Мауро Маскио из UniCreditBank
Филипп Дюмель из Укрсиббанка (слева) и Мауро Маскио из UniCreditBank

Европейские банкиры Филипп Дюмель из Укрсиббанка и Мауро Маскио из UniCreditBank - о привлекательности Украины для инвесторов

Настоящему банкиру всегда есть, что сказать. Hubs организовал диалог советника председателя правления Укрсиббанк BNP Paribas Group по вопросам стратегического менеджмента Филиппа Дюмеля и генерального менеджера UniCreditBank (Украина) Мауро Маскио. Банкиры обсуждали ситуацию в стране и банковской системе. Разговор затянулся на два часа. Поэтому Hubs решил разделить диалог на две публикации. Сегодня — об инвестиционной привлекательности Украины.

О реформах

Какой Вы видите макроэкономическую ситуацию в Украине? Какие ошибки допускает нынешняя власть и какие правильные шаги сделала?

Мауро Маскио: Говорить об уже сделанных ошибках легко. Но отдельные факторы, определяющие нынешнее макроэкономическое положение Украины, очень необычны, и их было тяжело предсказать в прошлом. Сегодняшние трудности также связаны с проблемами в законодательной среде, способом внедрения регуляторных норм, который облегчил ведение бизнеса одним, но усложнил его другим. Но вся деятельность, связанная с борьбой с коррупцией, повышением прозрачности, внедрением международных стандартов в области надзора, — это правильные шаги, которые создадут условия для более устойчивого и здорового экономического роста.

Филипп Дюмель: Я тоже не хочу говорить об ошибках. В целом я думаю, что цели, поставленные правительством и Национальным банком, установлены правильно, средства для их достижения используются подходящие. Хороший пример – процентные ставки. Они были на максимуме после резкой девальвации, но в последнее время они снижаются. НБУ своевременно решил, что первая цель – стабилизация курса – была достигнута, и пришло время задуматься о поддержке экономического роста. Но, конечно, всегда можно ожидать, что изменения могли бы происходить быстрее.

Мауро Маскио: Я не особо беспокоюсь о времени, которое понадобится на реализацию изменений. В отдельных случаях происходят масштабные, глубокие, даже культурные изменения, и на это нужно время. Возможно, мы могли бы их подтолкнуть, потому что наша роль как экономических операторов – ускорить принятие решений, которые положат начало этим изменениям. Но мы не можем ожидать, что на следующий день все станет по-новому.

Может ли Украина в таких условиях быть привлекательной для иностранного капитала? Что необходимо для возобновления его притока?

Филипп Дюмель: Уверен, что и сейчас Украина имеет фундаментальные экономические преимущества. Например, преимущество в человеческих ресурсах. Стоимость рабочей силы у вас конкурентна не только по сравнению с другими государствами Западной и Центральной Европы, но и с другими экономиками, в том числе азиатскими. При этом качество человеческого ресурса очень высокое. Среди украинцев есть очень высококвалифицированные специалисты, особенно в ИТ секторе. Качество почвы — это общеизвестное преимущество.

Инвесторы не могут игнорировать такие возможности. Но им нужно решить, когда настанет подходящее время возобновлять инвестиции в Украину. Сейчас они могут колебаться, потому что все еще нет определенности по поводу боевых действий на Востоке и финансово-экономической ситуации. Но если программа приватизации госпредприятий будет запущена, инвесторам придется думать быстрее, потому что такие возможности выпадают один раз. Это поможет усилить приток прямых иностранных инвестиций в страну.

Мауро Маскио: Я только что вернулся из поездки по регионам. Вчера мы встретились с итальянскими инвесторами, которые недавно запустили бизнес в Украине. У них были для этого все те же упомянутые причины – конкурентоспособность стоимости труда и квалифицированный персонал. А также – географическое расположение страны не только между Востоком и Западом, но и между Севером и Югом. Здесь есть потенциал для компаний, которые хотят использовать Украину как производственную платформу для последующего экспорта, и для трейдеров, которым пригодится географическое расположение страны. Здесь есть возможности и для тех инвесторов, которые хотят использовать размеры украинского потребительского рынка.

Они все придут. Но для этого необходима стабильная среда. А значит, реформы, которые дадут инвесторам уверенность, что здесь приемлемый уровень риска. Часто международные компании покидают рынок не потому, что он недостаточно велик. Они уходят, поскольку риски ведения бизнеса слишком высоки.

Какие отрасли могут привлечь иностранный капитал?

Мауро Маскио: В первую очередь, традиционно — сельское хозяйство, а также ИТ сектор. Но, я думаю, таких отраслей намного больше. Например, фармацевтика, добывающая промышленность.

Вы говорите в основном об экспортоориентированных отраслях…

Мауро Маскио: В ближайшие несколько лет внутренний рынок открывает возможности, прежде всего, для местных производителей. Иностранные инвесторы также могут открывать в Украине бизнес, нацеленный на внутренний рынок, но мы не должны забывать о глобализации. При открытых рынках не настолько важно иметь производство там же, где продаются товары или предоставляются услуги. Кроме того, на приход иностранных компаний, открывающих новый бизнес в Украине, понадобится больше времени, потому что покупательская способность населения здесь ниже, чем в остальной Европе. Инвестиции, скорее, придут для повышения эффективности местных компаний.

Филипп Дюмель: Я не считаю самодостаточную экономику реалистичным сценарием. Попытка заменить импортные товары продукцией местного производства весьма сомнительна. Лучший и более вероятный способ увеличить покупательскую способность украинцев – предоставлять хорошие рабочие места. А их могут предложить и компании-экспортеры.

Сейчас страны гораздо больше зарабатывают на внешней торговле, чем в попытке обеспечивать себя всем и быть конкурентоспособными во всем. Лучше иметь конкурентное преимущество в нескольких сферах. Для Украины это — сельское хозяйство и ИТ сектор. А вот идея заменить импортные автомобили машинами местного производства выглядит неубедительно. В Европе и других частях мира достаточно автопроизводителей, инвестировать в Украине лучше во что-то другое.

О приходе и уходе банков

Могут ли сейчас выйти на украинский рынок новые иностранные банки?

Мауро Маскио: Здесь и так слишком много банков! (смеется)

Филипп Дюмель: Их слишком много, и банковский сектор слишком фрагментированный. Рынку нужна консолидация. Это не означает, что сектор не будет привлекать иностранные инвестиции. Зарубежные банки не будут создавать здесь новые банки с нуля. Но иностранным банкам, уже присутствующим в Украине, нужно увеличивать уставный капитал. А это автоматически обеспечит приток инвестиций.

Банкиры не ждут новых иностранных коллег

Банкиры не ждут новых иностранных коллег

А смысл оставаться есть?

Мауро Маскио: Некоторых условий для здорового ведения банковского бизнеса в Украине не хватает. Нужна среда, в которой банки смогут полноценно работать. В том числе – очищение банковской системы. После этого будет необходим экономический рост, чтобы банки смогли поддерживать компании и выступать посредником для денежных потоков. Когда эти условия будут созданы, у банков появится возможность не в краткосрочной, но в среднесрочной перспективе вести бизнес и зарабатывать деньги. Иначе не будет смысла оставаться.

Из-за отсутствия этих двух условий не стоит ждать и прихода иностранных банков. Кроме того, Европа сейчас становится менее привлекательной для банков. Сейчас банки, которые хотят выйти на зарубежный рынок, направляются дальше – в Азию и Африку. А Украина сейчас менее привлекательна с точки зрения размера рынка, чем в прошлом. Поэтому я не ожидаю прихода новых банков, даже когда ситуация в стране стабилизируется.

Филипп Дюмель: Стратегия BNP Paribas Group предельно ясна: мы остаемся и намерены развивать здесь наш бизнес. Но поскольку условий для этого пока не хватает, мы будем развивать его очень осторожно. Когда защита прав кредиторов будет значительно улучшена, вырастет и аппетит к риску.

Почему ваши «материнки» решили довнести капитал? Верите в светлое будущее?

Филипп Дюмель: Мы уверены, что худшее позади.

Несмотря на то, что банковская система длительное время демонстрирует одни убытки?

Мауро Маскио: Любой участник рынка может дойти до точки, когда убытки слишком велики и пришло время сдаться. Например, некоторые банки были ликвидированы из-за недостаточности капитала. Отдельные из них были здоровыми и не делали ничего нелегального, но их собственники решили, что довносить капитал для них – это чересчур. Это зависит от ситуации в отдельном банке. Но решение одного такого учреждения не означает, что состояние банковской системы в целом ухудшается. К тому же иностранные банки уходили из Украины и раньше, когда экономика росла.

Филипп Дюмель: Вы правы, динамика прибыльности – ключевой параметр. Но анализируя свои финансовые результаты, мы стараемся выделить два компонента. Один из них – так называемый «старый банк», то есть старая деятельность, которой банк занимался более пяти лет назад. Он же – «плохой банк», потому что это причина №1 низкой прибыльности или убыточности банка.

Второй компонент – «новый банк». Это деятельность, которую он развивал на протяжении последних пяти лет. Именно по нему нужно оценивать прибыльность банка. Со временем «старый банк» исчезнет и останется только «новый», поэтому «новый» может служить приблизительным индикатором того, что может произойти в будущем. Анализ консолидированных цифр может быть обманчивым, когда это касается прогнозов, сможет ли банковская система стать прибыльной в будущем.

Group докапитализировала Укрсоцбанк, хотя готовилась к сделке с Альфа-банком и уходу из Украины…

Мауро Маскио: Увеличение капитала было нужно для обеспечения стабильности банка и должного уровня коэффициента достаточности капитала. Уже длительное время наш банк классифицируется как актив, «доступный для продажи», но это не значило, не значит, и никогда не будет означать, что группа не готова обеспечивать работоспособность банка и нужные для его функционирования ресурсы.

При этом банк заявлял, что не будет докапитализироваться, пока не примут закон о правах кредитора. Закон не приняли — банк докапитализировали. Почему уступили?

Мауро Маскио: Мы не отказывались докапитализировать, если закон не будет принят. Наша цель была объяснить всем заинтересованным сторонам, что такая ситуация ставит банки в очень слабую позицию. Докапитализация была нужна для оздоровления банков, но банки не кредитуют не из-за недостаточности капитала. Банк не возобновит кредитование сразу после вливания капитала.

Защита прав кредитора – одно из основных условий, необходимых для банкинга. Независимо от размера капитала, банки не смогут выполнять свою работу, если это условие не будет выполнено. Без него банки перестают выполнять свою работу. Во-первых, они перестают поддерживать экономический рост. В таких условиях банки, как и их клиенты, могут откладывать капитал, и даже если они на нем не зарабатывают, то по крайней мере не терпят  убытки. Во-вторых, рано или поздно они перестают существовать, потому что не могут получать прибыль.

Как Вы оцениваете политические риски в связи с тяжелой ситуацией в Украине?

Филипп Дюмель: Нужно выделить политические и военные риски. И те, и другие не подконтрольны банкам. В остальном условия похожи на те, в которых банкам приходилось работать в странах, в которых после сильного экономического роста разворачивался кризис. Я говорю о Турции, Польше, Грузии. Что касается военного риска, то зарубежные страны, в частности, Германия и Франция, сделали много для подписания Минского соглашения, но впоследствии они не сделали достаточно, чтобы это соглашение выполнялось. Чтобы Украина могла разрешить конфликт, очень важна поддержкa в выполнении соглашения.

Какие понесли потери в результате аннексии Крыма и АТО на Донбассе?

Мауро Маскио: Тяжелые. Мы понесли экономические потери – наличные деньги, оборудование и т.д. Но чего нам больше не хватает, так это клиентов, которых мы теперь не можем обслуживать. Также важна часть активов банка – наши сотрудники. В отдельных случаях у нас была возможность им помочь, но не всегда.

Филипп Дюмель: Нам пришлось закрыть более 40 отделений, а это около 10% сети. Но самый тяжелый ущерб — это не потеря имущества. Многие заемщики перестали платить по кредитам. Это стало причиной для непогашения около 10% плохих кредитов. Что касается наших сотрудников, то мы помогали им переехать с семьей в другое место и найти другую работу, если они были согласны. Часть сотрудников приняла нашу помощь, часть решила остаться в родном городе.

Мауро Маскио: Я не помню точные цифры по плохим кредитам. Хотя даже там были редкие клиенты – физлица и компании, которые, несмотря на необычайно затруднительное положение, выплачивали кредиты. Такое нечасто встретишь в других странах Европы.

Ваши группы представлены и в Украине, и в России. Влияют ли на работу сложные отношения между странами?

Мауро Маскио: Дороже всего нам обходится следование всем международным санкциям. Приходится очень внимательно следить, чтобы не ошибиться,  иногда это очень тяжело.

Филипп Дюмель: Наша группа ведет бизнес в обеих странах, но связи между «дочерними» банками в них нет. Да и бизнес-модели совершенно разные, ведь наш банк в Украине намного больше российского.

Сложные взаимоотношения между странами на нас также отражаются в основном в том, что нам приходится тратить много энергии, чтобы соблюсти все эмбарго, санкции и требования. Приходится подробно объяснять клиентам, что в нашем понимании Россия, что – Украина, а что – Крым, и что мы можем и не можем делать на этих территориях.

Вторую часть диалога Hubs опубликует в понедельник.

*

Top