Г. Новиков, Аграрный союз: Введение пошлин на минудобрения поставит наших аграриев в невыгодные условия

Председатель Аграрного союза прокомментировал последствия повышения пошлин на импорт минудобрений

9 августа Минэкономразвития объявило о готовности ввести ограничения на импорт карбамидно-аммиачной смеси (КАС) и карбамида из РФ в случае, если украинские предприятия гарантируют достаточные объемы и стабильные цены поставок этих азотных удобрений на аграрный рынок Украины.

На совещании в министерстве представители заводов просили руководство МЭРТ и Кабмин обеспечить стабильность цен на газ. При этом окончательное решение по ограничительным мерам на рынке минудобрений принято не было, а очередная встреча планируется на 17 августа.

Напомним, в июне 2015 года межведомственной комиссией по международной торговле было начато антидемпинговое расследование на основании рассмотрения жалобы от химпредприятий, которые входят в группу Ostchem Дмитрия Фирташа. Также в 2014 г. уже были введены заградительные пошлины на аммиачную селитру из РФ.

В свою очередь, на днях аналитическое агентство «ААА» обнародовало итоги исследования ситуации на аграрном рынке. По данным компании, есть признаки монополизации украинского рынка минудобрений, что выражается в росте цен на продукцию для внутреннего рынка. Согласно отчету агентства «ААА», внутренние цены на азотные удобрения в Украине выше экспортных, за счет чего аграрии, например, в 2015 г. переплатили поставщикам около $187 млн.

Hubs спросил председателя общественного союза «Аграрный союз Украины» Геннадия Новикова, какие последствия ожидают аграрии в случае возможного повышения импортных пошлин на карбамид и КАС?

— Аналитическое агентство «ААА» опубликовало результаты исследования ценовой конъюнктуры на отечественном рынке азотных удобрений, в котором указывается, что результатом введения антидемпинговых пошлин на аммиачную селитру в 2014 г. стал рост внутренних цен, которые превысили экспортные, причем не только на селитру, но и на другие азотные удобрения. Согласны ли вы с таким выводом?

— Да, согласен! Наши аналитики тоже на это указывают, потому что у нас внутри страны нет рынка. Они (украинские производители – Ред.) просто пользуются этим повышением. Снизился спрос на внешнем рынке, экспорт – снизился, но цена на внутреннем рынке в пересчете на валюту не снизилась и в принципе оставалась выше, чем на экспорт. То есть со своих хотят драть восемь шкур и собираются ввести пошлину, чтобы поставить нас в невыгодные условия.

Конкуренты на западном рынке – польские, немецкие – покупают украинские удобрения дешевле, чем мы. Поэтому мы за то, чтобы рынок был более прозрачным и, самое главное, – конкурентным. Тогда формируется более-менее справедливая цена, а не создаются тепличные условия для определенных «товарищей». Я понимаю, например, если мы говорим о вводе пошлин на подсолнечник, стимулируем развитие нашей переработки, а внутренние цены на сырье хотя бы равняются экспортным.

Мы сейчас готовим материал для обращения к премьер-министру по этому вопросу, потому что так нельзя делать. Они (украинские производители – Ред.) находились в тепличных условиях при Януковиче, а теперь продолжение следует…

— В исследовании указывается, что общие потери аграриев в 2015-2016 гг., из-за превышения внутренних цен на основные виды азотных удобрений над экспортными, составят 6,38 млрд грн. А если будут введены новые пошлины на КАС и карбамид, то только в 2017 г. аграрии дополнительно потеряют еще 5,27 млрд грн, что превышает объем поддержки аграрного сектора, который запланирован на 2017 г. в соответствии с бюджетной резолюцией (0,7 млрд грн). Ваши оценки?

— Потери однозначно есть, но агентство «ААА» считает только прямые потери. Я бы в этой ситуации считал бы немножко по-другому. Потому что, например, сколько составляют потери от того, что аграрию не хватило средств на покупку этих удобрений из-за повышенной цены? Это влечет за собой недостаточное внесение удобрений в почву и снижение урожайности. Если посчитать с учетом этого, то эта потери будут даже больше.

В их исследовании, к примеру, по применению карбамида, говорится, что внутренний рынок не увеличился. Они (производители минудобрений – Ред.) сокращают производство удобрений. Тогда аграрии по такой же логике, если мировые цены на зерно снижаются, должны сокращать производство зерна? Но в этом случае упадет валютная выручка государства, упадет все остальное. Но аграрии так не поступят, потому что по-другому воспитаны.

— Можно ли говорить о том, что россияне демпингуют на украинском рынке, если внутренние цены выше экспортных?  Не считаете ли вы, что на украинском рынке наблюдается монопольный сговор продавцов удобрений с целью повышения цен за счет аграриев?

— Мировой спрос на минудобрения упал. Что делаем в таком случае мы, аграрии? Мы снижаем цены для того, чтобы продать продукцию. Так поступают на любом рынке. Упали мировые цены на металл, и у нас тоже снижается стоимость. И только на украинском рынке удобрений все наоборот. Сокращается объем удобрений, которые продаем на экспорт, а потребление на внутреннем рынке не стимулируется.

Снизьте цену на продукцию, и мы, аграрии, купим у вас больше удобрений. Соответственно получим больший урожай, страна получит больше валютной выручки, а поставщики удобрений – свой доход за счет увеличения объемов. Тут же получается, что они вообще об этом не беспокоятся, а зачем? Ему нормально – он один (монополист – Ред.): захотел открыл кран, захотел — закрыл.

— Действительно ли введение новых антидемпинговых пошлин на КАС и карбамид (который, в частности, может быть заменой селитры) приведет к новому росту цен на внутреннем рынке? Если так, то в чьих интересах могут приниматься подобные ограничительные меры?

— Да, цена поднимется на величину этих пошлин как минимум.

— Кому это выгодно?

— Как кому? У нас нет разницы в цене на российские и украинские удобрения внутри страны. А почему? Ведь те платят пошлину, а наши не платят. А почему они (украинские предприятия – Ред.) не продают дешевле на величину пошлины?

— Вероятно, для получения дополнительной прибыли?..

— Вот почему мы и будем категорически против. Через день-два, мы (АСУ- Ред.) хотим подготовить пояснительную записку для премьера и первого вице-премьера по поводу того, что за этим стоит.

В Антимонопольный комитет (АМКУ) не хотите обратиться или к более радикальным акциям прибегнуть?

— В принципе, мы можем обратиться (в АМКУ – Ред.). Но уже несколько раз туда обращались по этому поводу: разберитесь, почему на экспорт цена на удобрения ниже, чем на внутреннем рынке? Некоторые производители продают 70% продукции на экспорт, а на внутренний рынок – 30%. И при этом на внутреннем рынке цены выше, чем на экспорт.

Я не вижу пока реальной деятельности АМКУ в этом направлении. Ее нет! Иначе они бы уже давно задались этими вопросами. А мы еще при Януковиче обращались с этими расчетами, потом два раза после этого обращались в АМКУ, били во все колокола: как так получается, что мы покупаем нашу селитру дороже поляков?!

— Нет ли у вас планов в связи с этим по проведению каких-либо акций?

— Если никто не проснется (в Кабмине – Ред.), то будут и протесты. Рынок обостряется, конкуренция растет. Мы открыли свой рынок с подписанием Ассоциации с Евросоюзом. Конкуренция уже прямая без заградительных пошлин с поляками, немцами, французами.

Они берут кредиты под 3-5% годовых, а мы берем – под 25-30%. Они берут на 5-7 лет, а мы берем на год. Значит, они покупают удобрения дешевле, чем мы, топливо – дешевле, чем мы. Потому что у них есть скидки для этого! То есть когда страна лишает нас конкурентных преимуществ, то как они (властиРед.) хотят, чтобы мы производили и конкурировали на внешних рынках?

Можно поиграться, попробовать, но кончится это плачевно. Будем так говорить: «война» по налогам идет, вроде она приходит к какому-то пониманию, еще пока слабому. Но мы будем смотреть, что будет происходить в ближайшие пару недель.

— Назначенная в 2015 г. замминистра МЭРТ и торговый представитель Украины Наталья Микольская еще в 2014 г. по жалобе компаний Дмитрия Фирташа представляла их интересы и добилась введения антидемпинговых пошлин на аммиачную селитру. Теперь она уже как чиновник с правом голоса входит в состав комиссии, которая принимает решение о введении антидемпинговых пошлин на КАС и карбамид снова по жалобе компаний Дмитрия Фирташа. Не видите ли вы здесь конфликта интересов?

— Если бы это было единственное кадровое «удивление», то мы бы как-то на это реагировали. А мы просто будем обращаться по сути и смотреть, как реагируют.

— Так, на ваш взгляд, есть конфликт интересов?

— Да, и он очевиден. Потому что монополия всегда была монополией.

Фото: latifundist.com

*

Top