Андрей Пивоварский в своем кабинете
Андрей Пивоварский в своем кабинете

Сергей Вовк по просьбе Hubs взял интервью у министра инфраструктуры Андрея Пивоварского

Hubs продолжает повышать прозрачность власти. Месяц назад Леся Войтицкая провела рабочийвыходной) день с главой НБУ Валерией Гонтаревой. 21 мая — с министром инфраструктуры Андреем Пивоварским. Одну из встреч министра в этот день организовал Hubs. По просьбе редакции с Пивоварским поговорил директор Центра транспортных стратегий Сергей Вовк.

Сегодня Hubs публикует интервью. Репортаж — в ближайшие дни.

Вы пришли из бизнеса, где набсоветы, акционеры, четкие планы и бонусы по результатам. Тут – политика, четкая иерархия, Вы – часть коалиции. Где бОльшая роскошь иметь собственное мнение?

В бизнесе все намного проще: обсудили идею внутри компании — приняли решение — побежали. В бюрократии больше стейкхолдеров, здесь публичное экспертное мнение, лоббизм бизнеса, политическая необходимость. Сложнее. Но тут главное – занять свою позицию, обосновать ее и четко идти в выбранном направлении, несмотря на то, что кому-то это может не нравиться.

Кто влияет на решения министра Пивоварского?

Экспертное сообщество. Все реформы и законодательные изменения, которые мы запустили, обсуждались с экспертными группами. Мне очень важно общаться с лучшими специалистами в области – как с теоретиками, так и с практиками. С их помощью я формирую свое мнение, понимаю, что и как надо делать, и делаю. Если есть подходящий опыт европейских или постсоветских стран в этой области – мы его применяем.

В Вашей команде — квалифицированные аналитики, многие из них пришли из руководящих должностей инвестбанкинга. Догадываюсь об уровне их зарплат там, сюда они пришли на несколько тысяч гривен. Что их сейчас мотивирует?

Андрей Пивоварский

Андрей Пивоварский

У нас есть группа волонтеров, которые вообще не получают зарплаты. Кто-то из них может отдать государству полгода, у кого-то есть запас прочности — на год, кто-то работает только два дня в неделю. Люди четко понимали, куда и на что они шли. За это время никто из них не перегорел. У кого-то заканчиваются сроки и они будут искать себе оплачиваемую работу, кто-то вернется на старую. У меня уже есть небольшая скамья запасных. Но так долго продолжаться не может, да и неправильно это совершенно. Мы должны установить справедливую компенсацию для бюрократов. Необходимо воспитывать новый класс бюрократов.

Джаба Эбаноидзе говорит, что в Украине не происходят реформы, потому что в министерствах не изменена система принятия решений. Вы изменили систему в министерстве?

Думаю, да. Решение многих вопросов я делегирую. Каждый понедельник в 8 утра у нас «аппаратка» с руководителями министерства и наших компаний. У меня в телефоне стоит программа Wunderlist, там выставлен список приоритетных задач, с дедлайнами и именами исполнителей. Мы проходим по этим пунктам, по текущим вопросам и проблемам. Если человек не справляется, мы разговариваем, – может, я неправильно задачу поставил. Если человек два-три раза не смог, мы прощаемся.

Администрация морских портов Украины прошлый год закончила с прибылью в 1,5 млрд гривен. Эти деньги ушли в бюджет?

На счетах в АМПУ сейчас около 3 млрд гривен.

Почему они не используются?

Из-за громоздкой процедуры согласования финпланов компаний. В бизнесе как? В декабре смотрим, на какие результаты выходим, и делаем финплан на следующий год. В середине января смотрим, как закончили год, корректируем финплан и уже в январе работаем по новому плану. На дворе май, а финплан АМПУ еще не согласован. Это означает, что компания не может инвестировать, не может углублять дно или восстанавливать причальные стенки.

Есть финпланы, которые согласовывает министерство – это быстрый процесс, но некоторые планы подписывает Кабмин. Поэтому финпланы некоторых компаний на 2014 год я подписывал в средине декабря 2014 года. Сейчас по ряду компаний процесс затянулся и может закончиться только в сентябре. По АМПУ финплан будет согласован, если мы будем очень сильно бежать, в июле. И у них реально останется меньше полугода, чтобы что-то сделать.

Государство должно развивать инфраструктуру или создавать условия для ее развития?

Государство должно создавать условия для развития конкуренции, развивать государственно-частное партнерство и оставаться регулятором. Это касается как дорог, так и портов.

Каким Вы видите идеального частного партнера или инвестора?

Нам нужны smart money. Деньги, которые будут вложены в новые технологии и создадут новые рабочие места. 5 мая к нам приезжали представители немецких компаний, которые занимаются строительством дорог. Слушайте, они по технологиям живут уже в другом мире. Сегодня утром одна из компаний прислала письмо, что бесплатно может отремонтировать нам 5 км любой дороги. Показать свою технологию в действии. Нам нужно сделать «прыжок лягушки». У нас плохие дороги, но мы не хотим ремонтировать их дореволюционным способом, хочется взять лучшее и прыгнуть на совершенно новый уровень.

В портах тоже нужны умные деньги. Посмотрите на порт в Новороссийске — это XXI век, новые технологии. Нам надо, чтобы приходили брендовые деньги, готовые внедрять новые технологии. С их помощью мы будем развивать и обучать наш персонал — они же все равно будут нанимать украинцев.

Если резюмировать — деньги, технологии, новые рабочие места…

Умные деньги, новые технологии, создание рабочих мест, прозрачность и налоги. Такие инвесторы есть даже среди украинцев. Ко мне уже приходили украинские предприниматели, которые готовы вложить в портовую инфраструктуру $100 млн. Они показывали проекты – это порты нового поколения.

О дорогах. Буквально недавно премьер заявил, что будет реконструирована дорога Ивано-Франковск-Биберка-Львов. Почему именно это направление?

Речь идет о проекте реконструкции дорог в четырех областях Западной Украины, на который Кабмин выделил деньги для развития туристического потенциала региона. Сначала у нас была идея равномерно распределить деньги между областями и сделать ямочный ремонт. Это политически правильное решение, все счастливы, картинка красивая, но через год там опять будут ямы. Приняли другое решение. Сделаем одну качественную дорогу, а на сдачу залатаем дыры на участках, где люди уже не могут ездить. Как раз на майские праздники мы решали, какую дорогу выбрать для капитального ремонта. В эти дни половина Украины поехала отдыхать в Карпаты. Поезда, самолеты и дороги в том направлении были переполнены. Поэтому решение пришло само по себе.

Во сколько бюджету обойдется этот ремонт?

Мы выделили из бюджета 700 млн гривен на развитие этого направления. Мы решили, что из Киева во Львов и от Львова до Стрыя у нас дорога нормальная. От Стрыя до Ивано-Франковска есть 40-километровый убитый участок. Ивано-Франковск-Стрый-Львов — очень загруженная дорога. Если мы возьмемся за ремонт участка Стрый-Ивано-Франковск – будут огромные пробки. Львов-Биберка-Ивано-Франковск – это альтернативный нормальный путь, который мы и выбрали для ремонта. В результате будут два нормальных пути из Ивано-Франковска во Львов.

На каких участках будете делать ямочный ремонт?

На ремонт участка Львов-Биберка-Ивано-Франковск пойдет где-то 550 млн гривен. Еще 150 млн гривен направим на ямочный ремонт «подковы» — Черновцы-Ивано-Франковск-Мукачево. Там уже «Скорая» не может проехать. На следующий год логично будет сделать направление Ивано-Франковск-Рахов. И тогда мы полностью раскроем потенциал карпатского региона. Это будет способствовать и тому, что люди начнут летать в Ивано-Франковск, там брать такси или машину и путешествовать дальше по нормальной дороге. Эти майские праздники показали просто гигантский потенциал карпатского региона.

Услышал новость про дефолт «Укрзалізниці»…

Нет никакого дефолта. Мы начали реструктуризацию.

Было бы странно, если бы министр и руководитель «Укрзалізниці» – инвестбанкиры с огромным опытом — не нашли способ платить по долгам меньше. Как проходит реструктуризация?

(Пивоварский поперхнулся водой и закашлялся).

Этот вопрос я делегировал Максу Бланку. Мы оба инвестбанкиры и мне не нужно ему рассказывать, как и что делать. Основная задача — откорректировать баланс предприятий. На этот год пришлось много выплат, потому что УЗ часто брала деньги под «оборотку», а использовала на инвестиции. Взяли годовые оборотные деньги, а вложили в проекты с 10-15 летним сроком жизни. Нелогично. Поэтому нам нужно перебалансировать.

Означает ли это, что все то, что мы целомудренно называем «реформы «Укрзалізниці», я имею в виду корпоратизацию, закон о железнодорожном транспорте, над которым еще работать и работать, поставлены в очередь?

Если бы Deloitte начал оценку, как планировалось в августе прошлого года, тогда в мае 2015-го была бы корпоратизация. Но АМКУ по просьбе неизвестной никому компании запретил Deloitte проводить эту оценку. Этот вопрос мы решили только в средине декабря. 15 мая Deloitte закончил оценку и передал ее в УЗ, на следующей неделе УЗ передает ее в Фонд госимущества. До середины июня Фонд должен ее подтвердить.

Устав новой организации и закон о железнодорожном транспорте на следующей неделе выставим на публичную дискуссию. К концу августа выйдем на корпоратизацию, если не возникнет какого-то форс-мажора.

Когда Вы только пришли в министерство – планировали на короткие сроки и говорили, что Пивоварский — временный менеджер. Сейчас говорите о долгосрочных проектах. Какой горизонт планирования министра Пивоварского?

Интересный вопрос (задумывается, — Hubs). Если бы мне задали его несколько месяцев назад, то я бы ответил, что подход у меня «каждый день, как последний». Сейчас такого ощущения нет, запущены процессы по каждому направлению, мы занимаемся реализацией запланированного и я не думаю о том, что завтра ВРУ может принять решение о смене Кабмина. Думаю, мы еще немножко поработаем.

2015 год. Что почувствуют пассажир и грузовладелец? Давайте назовем это Вашим KPI.

Аэропорт «Борисполь»: уже есть, где поесть. В июне попробуем решить там проблему с такси. Сделаем как во всем мире: очередь такси, подходишь и берешь первое.

Появятся новые авиаперевозчики. Atlas Jet is coming soon. К сожалению, очередь больше не стоит, но если даже Atlas полетит — можно считать это небольшой победой.

Надо открыть внутренние водные пути — принять закон, запустить иностранные флаги, создать инвестиционные возможности как в портах, так и в судостроении.

Железная дорога — надо начать выполнять план технического перевооружения железной дороги. Это проект на 10 лет.

Надо закончить дорогу Львов-Биберка-Ивано-Франковск. Кроме ямочных ремонтов — это единственное, что мы успеем сделать в этом году. По дороге Львов-Краковец до конца года выберем и подпишем концессионера. Это проект на 3-4 года. До конца года мы должны быть на выходе с реформой Укравтодора. Начать полномасштабную децентрализацию дорожного хозяйства в этом году не успеем.

Должны начать приватизацию стивидорной деятельности. Огромное количество денег сейчас смотрит в ее сторону. Инвесторы ожидают нормальных, прозрачных условий приватизации. По порту «Южный» еще альтернатива — концессия, мы сейчас достаточно активно развиваем это направление. Deloitte на середину июня закончит оценку портов. Я встретился с несколькими инвестбанками — их консультанты уже готовы помогать в маркетинге этого продукта. Ernst & Young заходит на value due diligence на этот проект и все это они делают бесплатно.

Сергей Вовк берет интервью у Андрея Пивоварского

Сергей Вовк берет интервью у Андрея Пивоварского

Что такое value due diligence?

Ernst & Young подготовит буклет – все, что инвестор хочет знать об объекте. Как обычно продаются компании? Приходит инвестор, смотрит и говорит, что может заплатить, к примеру, $100 млн. Но ему сперва нужно провести аудит компании – потом цена корректируется в зависимости от количества скелетов в шкафу. А есть другой вариант — нанять аудитора с хорошей репутацией, который уже готовые результаты due diligence будет предоставлять заинтересованным сторонам. Это делается, чтобы повысить заинтересованность как можно большего количества инвесторов, в том числе иностранных.

В порту «Южный» тоже будут иностранцы?

Да. Могу сказать, что будет дорого.

2017-2018 гг — какой будет отрасль? Хотя бы широкими мазками.

Мы подписали договор об открытом небе и общем авиационном пространстве с Европой и Америкой. Наше небо полностью раскрылось, летают лоукостеры. По рекам мы в год гоняем по 15-20 млн тонн груза. У нас заинвестировано $1-1,2 млрд в портовую инфраструктуру и начинается строительство нового порта с нуля. Реально есть заинтересованные лица, у нашего побережья большой потенциал.

По дорогам — создан и работает дорожный фонд, реформировали «Укравтодор», восстанавливаются дороги государственного значения, есть программа развития дорожного хозяйства на 10-15 лет. Идем реализовывать. «Укрпочта» корпоратизированная, эффективная, «Укрзалізниця» активно занимается восстановлением железнодорожного полотна, пошли первые закупленные локомотивы.

У Вас на этаже — целый «иконостас» из портретов бывших министров. Сейчас принято винить во всех бедах «папередников». А кто из них что-то хорошее сделал?

Много качественных позитивных изменений сделал Георгий Кирпа, но он также привел к определенным системным проблем. Одна из них – высокая доля затрат на зарплатный фонд в себестоимости услуг УЗ. До 60% расходов УЗ – расходы на персонал. И это сейчас большая проблема. Кирпа существенно увеличил зарплаты для железнодорожников, форму новую ввел — быть железнодорожником стало популярным. На социальные блага тратили огромные деньги. Эти расходы в определенное время привели к тому, что внутренний денежный поток не мог себе позволить таких затрат — пришлось брать в долг.

Несистемным был подход к восстановлению железной дороги, к электрификации, из-за этого мы тратим 5,5 млрд гривен в год на закупку дизельного топлива. Если посмотреть на доходную часть УЗ — они так не росла, как расходы. И последние 5 лет доходы вообще не росли.

Бориса Колесникова можно поблагодарить за «Интерсити». Да, он очень дорого купил Hyundai. Очень. Они сначала ломались, не знали, как ездить в наших температурных режимах. Сейчас они уже откатали определенный срок, наши научились их быстро ремонтировать и они нравятся людям. Эти Hyundai стали альтернативой внутренним авиаперевозкам. Сейчас еще WiFi запустим, уже объявили тендер.

Андрей Пивоварский верит в силу министра

Андрей Пивоварский верит в силу министра

Политическая перспектива у Пивоварского есть?

Я не хочу идти в политику. Не готов. Там слишком грязно.

А бизнес-перспектива? Вы были наемным менеджером крупной компании, после министерства, может,  свой бизнес запустите? Станете олигархом?

Рано или поздно моя работа в министерстве закончится. Тогда я несколько месяцев буду отсыпаться, а потом, думаю, не будет проблем с вариантами применения себя. Не думаю, что я стану олигархом. Люди делятся на владельцев и менеджеров. Я довольно неплохой менеджер, который может работать со стрессовыми активами, могу доводить их до толка.

Чего Вам не хватает после того, как стали министром?

Моя личная жизнь коренным образом изменилась. Мне не хватает общения с мамой, с дочкой. Я еду на работу, когда все спят, и приезжаю, когда все спят.  Хочу сходить в кино, но не могу. Мне хочется пойти в любимый ресторан, а не могу: во-первых, нет времени, а во-вторых, политически неправильно ходить в тот ресторан. Недавно Борис Акунин выпустил новую книгу «Планета вода», я просто фанат Акунина, но книгу никак не могу прочитать — читаю по несколько страниц только в машине, когда еду на работу и домой. Хочется друзей чаще видеть.

Хорошо, а что Вы лично получили на этой должности?

Возможность изменить страну — больше ничего. Благодарности ни от кого не дождешься, неважно, что делаешь. Но у меня есть реальная возможность что-то изменить. Сила есть: я –министр, многое могу и многое сделаю.

Один комментарий;

  1. Ира said:

    Транспортная — это кровеносная система страны. Это ежу понятно. Но, пока есть такий тромбы, как Баринов, который все делает для того, чтобы пароходство в Измаиле ушло на дно, больших подвижек ждать не стоит

*

Top