Меценатством сейчас занимаются только пионеры от бизнеса
Меценатством сейчас занимаются только пионеры от бизнеса

"Искусство - это вам не просто так. Искусством надо заниматься"

Украинский бизнес научился неплохо зарабатывать на искусстве, продавая его внутреннему потребителю и на экспорт. Но только отдельные предприниматели понимают, что эффективность арт-рынка нужно повышать, инвестируя в его развитие. Занимаются этим они вопреки законодательным и налоговым трудностям, прокладывая дорогу для будущих поколений меценатов.

«Сегодняшние бизнесмены делятся на две категории: те, кто украл капитал из бюджета, и те, кто заработал. Первые воспринимают искусство как возможность для самопиара. Вторые, выходящие на авансцену, занимают активную социальную позицию, заточены на саморазвитие и самосовершенствование», — рассказывает о положении дел в арт-благотворительности президент фонда культурных инициатив ArtHuss Константин Кожемяка.

Развивать профессиональную благотворительную поддержку искусства современным меценатам мешают два обстоятельства: недостаточная мотивация и законодательные преграды. Главное – самомотивация, считает собственник «Я Галереи» Павел Гудимов. «Бизнес сам по себе должен быть образован, культурен, это должна быть потребность. Почему вы поддерживаете культуру? Потому что иначе невозможно жить», — уверен он.

Больших денег на поддержку искусства у бизнеса сейчас нет, но не это главное, — считает основатель арт-фонда Stedley Art Foundation. По ее мнению, не всегда эффективность измеряется объемом финансирования, выделяемого на поддержку искусства, важнее личное участие и искреннее желание. «Не всегда большие деньги способны на то, что малые, если человек искренне увлечен своим делом», — говорит она.

Культурным воспитанием общества меценаты занимаются самостоятельно, в силу возможностей. Но не скрывают, что хотели бы получить помощь от государства в виде изменения законодательной базы, регулирующей благотворительность в искусстве. «Законодательство о меценатстве, которое могло бы простимулировать бизнес тратить деньги на благотворительность, у нас носит отвратительный характер», — пытается поделикатней описать ситуацию Кожемяка.

Закона о меценатстве в Украине нет. «Закон Украины «О культуре» декларирует, что для организаций, которые предоставляют благотворительную помощь в сфере культуры, должен быть обеспечен благоприятный режим налогообложения. Указанный принцип на данный момент обеспечивается определенными «льготами» для благотворительных организаций при налогообложении налогом на прибыль по принципу «не облагаются налогом на прибыль только те поступления, которые определены законом». Что касается налога на доходы физлиц, то не подлежит налогообложению благотворительная помощь, предоставленная деятелям искусства в размере не более чем 1710 гривен в год», — делится правовым взглядом на ситуацию юрист «Василь Кисиль и партнеры» Татьяна Гаврилюк.

«Я все делаю за свои деньги, но поддержать искусство могу только после уплаты всех налогов, только с чистой прибыли», — приводит пример Стелла Беньяминова, которая финансирует свой фонд за счет собственной стоматологической клиники.

Кожемяка рассказывает, как недавно задал своему аудитору вопрос: сколько денег из 2 млн гривен, согласно действующему законодательству, он может вывести из-под налогообложения для нужд своего фонда? «Оказалось, – 1 500 гривен в месяц», — негодует он. Неудивительно, что, как рассказывают арт-меценаты, благотворительность в этой сфере во многом работает в тени, наличные деньги передаются фондами и благотворителями художникам напрямую, без отображения в бухгалтерии.

Сложней всего приходится начинающим и некрупным меценатам, у которых нет больших средств и возможностей. «Я решила, что мой фонд будет работать по совершенно прозрачным схемам, что все будет в рамах закона с публичным доступом к результатам работы фонда в режиме онлайн на сайте проекта У-Краса. Но из-за этого у меня существенно уменьшаются возможности в поддержке творческих людей, хотя результат их работы станет всеобщим достоянием: визуализирует будущее Украины-2035 в арт-объектах, что послужит источником вдохновения и стимулом для каждого украинца планировать свое персональное будущее», — делится собственным опытом Свет Зозуля, основатель благотворительного фонда «У-Краса».

Крупные меценаты тоже не вполне довольны текущей ситуацией. «Сложность заключается в том, что не все расходы можно относить к административным, например, расходы, связанные с организацией конкретных выставочных проектов (существует необходимость неоднократно выезжать за границу, чтобы выбирать работы, договариваться об условиях экспозиций и тому подобное)», — рассказывает директор по коммуникациям Фонда Виктора Пинчука Денис Казван.

Налогообложение меценатства происходит практически на общих основаниях. Во-первых, благотворительный фонд имеет ограниченный перечень источников поступления средств, и если доход получен из какого-то другого источника, он облагается налогом на прибыль по ставке 18%. Если полученные фондом средства были использованы на иные цели, нежели благотворительность, платится аналогичный налог. Если фонд выплачивает артисту более 1 710 гривен в год, то автоматически становится его налоговым агентом и будет обязан оплатить подоходный налог.

Такая ситуация сложилась еще 15 лет назад. Предприниматели начали пользоваться разработанным тогда законодательством о благотворительности для обналичивания денег. Государство, в свою очередь, ввело ограничения.

Дискуссионным моментом остается возможность благотворителей перечислять деньги художникам напрямую в счет налогов. На Западе такая практика распространена достаточно широко. Зачастую бизнес может жертвовать до 10-25% прибыли на благотворительность, обязательно отчитываясь за потраченные средства перед фискальными органами. За это меценаты получают дополнительные налоговые льготы.

Пока все законодательные инициативы в этом направлении сводятся к обсуждениям возможностей парламентским комитетом по вопросам культуры и духовности и представителями мира искусства. Также, по словам Гудимова, обсуждает эти вопросы и бизнес, например, в рамках Могилянской бизнес-школы, Львовской бизнес-школы, CEO Club.

Перспектива появления в Украине налоговых льгот для инвесторов в искусство маловероятна, пока у нас в стране еще найдется немало желающих воспользоваться этой финансовой лазейкой. Хотя такая постановка вопроса не понятна для меценатов. «Опасаетесь, что деньги будут отмывать? Так напишите такой закон о меценатстве, который будет работать, способствовать развитию культуры, продумайте здравые механизмы контроля», — считает Зозуля.

*

Top