Аграрные дотации: мифы и передергивание фактов
Фото UNN

Нет идеальной системы дотирования; есть лишь системы, дающие более или менее заметный экономический эффект

Распределение бюджетных денег — всегда острый и даже скандальный процесс. Больше всех, как обычно, «острят» и «скандалят» те, кому дотации не достались. А еще чаще те, кто ничего не сделал, чтобы их получить. Информационные войны, которые ведутся по поводу бюджетных миллиардов, создали сложный клубок мифов, часто основанных на передергивании фактов.

На эту тему приводим анализ издания Gazeta.ua о том, на что идут бюджетные дотации, зачем они нужны и какую пользу приносят. Дотирование сельского хозяйства — общемировая практика. Его щедрость зависит только от бюджетных возможностей конкретной страны: чем она богаче — тем щедрее дотации. Система их получения и, главное, жесткий государственный контроль за выделенными средствами вызывают недовольство фермеров и в Европе, и в США, и в Канаде. Аграрные дотации – тема и повод для постоянных тарифных конфликтов между лидерами мировой торговли агропродукцией. Часто изменение системы дотирования агропроизводства в одной стране-экспортере провоцирует встречные санкции на рынках стран-импортеров. Нет идеальной системы дотирования. Есть лишь системы, дающие более или менее заметный экономический эффект в производстве, занятости и экспорте.

МИФ 1: дотирование аграрного сектора съедает «бешеные деньги» из бюджета

Чтобы опровергнуть этот миф, проанализируем бюджет и сравним цифры. Во-первых, сумма дотаций: 5,9 млрд гривен на 2019 год согласно проекту бюджета. Обывателю, который привык оперировать десятками или максимум сотнями тысяч, такая цифра может показаться фантастической, но это просто «магия больших чисел». Однако это хороший фундамент для построения легенды и манипуляций, что «в агросектор государство вкладывает бешеные деньги».

Для сравнения уточним: годовой объем розничного товарооборота в Украине составляет около 600 миллиардов гривен — приблизительно 30% ВВП. Такие деньги проходят через сферу, которая ничего не производит, а лишь продает: супермаркеты, различные магазины и лотки. А если учесть, что теневая часть экономики Украины составляет 50–60%, то чтобы получить реальную цифру розничного товарооборота, его «параметр Госстата» можно смело умножить на два — получим триллион гривен. Примерно таков же объем доходов госбюджета — немногим более триллиона гривен, а объем украинского ВВП — немногим менее 4 трлн грн, из которых АПК (заметьте, это производство!) обеспечивает до 20%. Кажутся ли на этом фоне 5,9 млрд гривен большой суммой? Нет.

МИФ 2: бюджетные дотации в агросекторе достаются олигархам и агробаронам

Этот миф развенчивается еще проще — достаточно посмотреть на перечень программ господдержки в агросекторе. «Финансовая поддержка мероприятий в агропромышленном комплексе путем удешевления кредитов» в объеме 127,16 млн грн; «Финансовая поддержка развития фермерских хозяйств» — 800 млн грн; «Государственная поддержка развития хмелеводства, закладки молодых садов, виноградников и ягодников и надзор за ними» — 400 млн грн; «Государственная поддержка отрасли животноводства» — 3,5 млрд грн; «Финансовая поддержка сельхозтоваропроизводителей» (на сельхозтехнику) — 0,8 млрд грн; «Предоставление кредитов фермерским хозяйствам» — 244,5 млн грн.

Из этого перечня видно, что основную массу бюджетных денег в виде разного рода дотаций, финансовой поддержки и компенсации кредитных ставок получат агропредприятия разного масштаба, а вместе с ними и фермерские хозяйства, и даже семейные фермерские хозяйства. Хотя многие из «исконных фермеров» выказывают открытое недовольство системой распределения государственной поддержки, мало кто из них за ней обращается. Именно благодаря растиражированным в СМИ мифам Министерству агрополитики пришлось проводить разъяснительную кампанию — признал Виктор Шеремета, заместитель министра аграрной политики и продовольствия Украины: «Предубеждения удалось если не полностью снять, то существенно ослабить, и активность в отношении фермерских программ поддержки значительно повысилась. Если в мае была всего 31 заявка, то в августе мы получили 471, в сентябре — 569. Осенью количество заявок продолжает активно расти».

«Ищущие найдут, а стучащим откроют», — гласит библейская мудрость. Действительно, не будет же государство ловить каждого фермера и упрашивать взять бюджетное финансирование или помощь. Логика проста: кому нужно — тот обратится, кто не обращается — тому не нужно.

МИФ 3: процедура получения государственных дотаций весьма бюрократична

Попробуйте взять в банке кредит на автомобиль: нужно предоставить документы о своем финансовом положении и доходах, оценить и предоставить залог, предоставить документы, что предмет залога принадлежит вам, застраховать его, заверить у нотариуса множество сопроводительных документов. Почему же государство должно не глядя швырять направо и налево деньги налогоплательщиков? Ведь с чиновника тоже спросят: на каком основании выданы заведомо невозвратные деньги? Это ведь уголовное преступление. Поэтому государство тоже должно оценить целесообразность предоставления такого финансирования, а если речь идет о кредитах — оценить платежеспособность заемщика. Все эти данные требуют документального подтверждения. Если человек может собрать документы на покупку кредитного авто, то почему тот же человек не может собрать документы на получение бюджетной дотации?

МИФ 4: государство навязывает фермерам банки, которые осуществляют обслуживание госпрограмм дотирования и поддержки

Простой жизненный пример: вы доверите случайному человеку, которого встретили на улице, 500 долларов, чтобы передать их вашему родственнику? В здравом уме — вряд ли. Почему государство должно доверить чьи-то деньги непроверенному «курьеру», коим в данном случае является банк? Естественно, государство проводит отбор банков, которым можно доверить бюджетные деньги — проще говоря, эти «курьеры», которые доставят дотацию получателю, проходят тщательный фейс-контроль. Точно так же, совершенно закономерно, государство поручит доставку этих денег государственным банкам — вы ведь с большей вероятностью доверили бы деньги своему родственнику или давнему знакомому, которого хорошо знаете. Коммерческие банки, которые допущены к обслуживанию госпрограммы, проходят строгий отбор. Представьте себе, что фермер, заинтересовавшийся высокими ставками и нереально привлекательными условиями, открыл счет в умирающем зомби-банке, а на него пришли государственные дотационные деньги. А в один прекрасный день – ни банка, ни дотаций!

МИФ 5: бюджетные дотации раздают только крупным агрохолдингам и сельхозпроизводителям

Почему бюджетные дотации не берут мелкие и средние производители и фермеры, мы выяснили ранее: не обращаются вовсе либо не могут или не умеют собрать нужные документы. Иногда даже не считают нужным — своих средств хватает на ведение бизнеса. В то же время у крупных агрохолдингов и производителей есть штат юристов, финансистов и делопроизводителей.  Оформление и сбор документов — их работа и профессия. По этой причине крупнейшими получателями дотаций являются крупнейшие предприятия АПК. Приводить перечень даже нет смысла — эта информация доступна любому в сети. А теперь посмотрим на вопрос о размере полученных дотаций под другим углом.

Крупные агрохолдинги — это группы компаний, обеспечивающие работой десятки тысяч человек. Часто не только в аграрной отрасли, но и в смежных: строительство, консалтинг, машиностроение и т. д. Неужели было бы лучше, чтобы эти десятки тысяч человек стали индивидуальными фермерами? Вряд ли. Во-первых, не все люди подготовлены для этого профессионально: кто-то — технический специалист, другой — ветеринар, третий — инженер, четвертый — офисный работник.

Каждый из них, сохраняя низкую квалификацию и производительность, затребовал бы бюджетную дотацию. Цена для бюджета может оказаться еще более высокой, чем дотирование крупных холдингов, профессиональных фермеров и специализированных хозяйств. Но система мелкого массового фермерства законсервирует средневековые технологии натурального хозяйства. При этом бюджетные деньги уйдут, как вода в песок, а украинская аграрка останется инфраструктурной пустыней: мелкие фермеры не могут финансировать развитие технологий, им недоступно передовое оборудование, они не смогут построить современные птицефабрики или животноводческие комплексы, порты и элеваторы.

Если кто-то думает, что мелкий фермер может обеспечить суперсовременное масштабное производство — это ошибка. Мелкие фермеры — это занятость на местах, они перенимают технологии у крупных производителей. Инвестиции в передовые научные разработки, которыми впоследствии пользуются фермеры, также делают крупные производители.

Если все аграрное производство свести к мелкому фермерству — это откат в средневековье на уровне технологий. Не говоря уже о масштабах производства — фермеры не смогут прокормить население планеты, стремящееся к 8 миллиардам человек. Весь мир движется к крупнотоварному производству: именно вертикально интегрированным холдингам доступны дорогостоящие передовые технологии и техника, они умеют рационально осуществить бюджетирование всех процессов, чтобы предложить покупателю разумную цену на продукцию.

МИФ 6: Украине следует поддерживать дотациями развитие новых технологий

Давайте говорить честно: этот миф тиражируют те, кто пытается конкурировать с аграриями за бюджетную поддержку. Проще говоря — это борьба лоббистов от разных индустрий за бюджетные деньги. Трудно отрицать, что Украине нужно развивать сферу IT или передовые индустриальные направления. Но реальность такова, что основной поставщик валюты в страну — агроэкспортеры. И валюта нам нужна «здесь и сейчас», в то время как новейшие технологии смогут обеспечить сопоставимый приток валюты через годы. Сейчас, по оценкам Министерства экономического развития и торговли, экспорт продукции АПК обеспечивает до 80% (!!!) валютных поступлений от экспорта — около 20 млрд долларов США. Ни одна из отраслей не может предложить подобные объемы притока валюты. Поэтому простая логика — без романтизма, только экономический прагматизм — подсказывает, что нужно поддерживать те отрасли, которые обеспечивают валютный баланс. И, что немаловажно, обеспечить занятость в отрасли, на которой сегодня держится вся хрупкая экономика страны. Украина сейчас не в той ситуации, когда можно позволить себе идти на поводу романтиков-новаторов и начинать смелые экономические эксперименты. Это сродни попытке проверить на практике идею: «А можно ли выжить, спрыгнув с 5 этажа?» Ведь если мы потеряем аграрную отрасль, мы потеряем и своих аграрных специалистов, в развитие которых вложены огромные средства и время. Придется привлекать профессионалов из Европы, Китая, США, Канады или других стран.

Послесловие

Не кажется ли странным, что среди множества голосов, критикующих предоставление и распределение аграрных дотаций из бюджета, их суммы и получателей, мы практически не слышим предложений, как улучшить эту систему, сделать ее более эффективной, прозрачной, а средства для фермеров и агрохозяйств более доступными?

Никого не удивляет, что те, кто критикует систему государственных бюджетных аграрных дотаций, не предлагают новых, более прогрессивных механизмов их предоставления и распределения?

Никто не считает, что критики бюджетных дотаций могли бы направить свои усилия в более конструктивное русло: на просветительскую или консультационную работу на местах среди мелких фермеров и собственников небольших агрохозяйств?

Вместо этого они продолжают создавать мифы о недоступности этих дотаций для рядового фермера или агрохозяйства, усложняют и демонизируют довольно простые вещи, снижая мотивацию селян даже к попыткам получить бюджетные дотации на развитие производства, техническое и технологическое перевооружение.

Эти мифы и передергивание фактов — лишь отголоски извечной борьбы разных заинтересованных сторон, которые отпугивают от получения дотации рядового фермера и борются за перенаправление этих денег в свою пользу. А общество, вследствие тиражирования данных мифов «придворными экспертами»-лоббистами, оказалось в плену искаженных представлений о дотировании агропроизводителей.

По материалам Gazeta.ua

*

Top