Выживет ли Донбасс без Украины?

Миф о самодостаточности шахтерского края можно развенчать простыми фактами.

На Востоке Украины все настойчивее звучат призывы отсоединиться от Украины. Что может произойти с главными промышленными отраслями Донбасса, если cепаратистский сценарий будет реализован?

Родина горняков и металлургов не только кормит Украину, но и прекрасно проживет сама, уверены почти все жители края. «Если смотреть на статистику, оказывается, что нам госбюджет добавляет, и мы дотационные», –  отвечает на эти доводы губернатор Донецкой области Сергей Тарута. Hubs решил подкрепить заявление Таруты аргументами.

Уголь

«К сведению тех жителей Донбасса, которые очень хотят присоединиться к России. В Ростовской области из сотен шахт работают три (и те – Ахметова), поскольку россиянам выгоднее открытым способом добывать уголь на Кузбассе. Так что подумайте, братья-донбасцы, куда вас тянут проплаченные сепаратисты», — написал на прошлой неделе нардеп Олег Ляшко в своем facebook.

Ляшко не  преувеличивает.

Угольные предприятия  Донецкой области добывают  почти половину всего украинского угля и две трети коксующегося, свидетельствуют данные Госкомстата.

Одна беда – донецкий уголь более дорогой и менее качественный, чем российский. «При цене энергетического угля в среднем $100 за тонну на некоторых наших шахтах себестоимость в два раза выше», — замечает Михаил Волынец, бывший народный депутат и председатель Независимого профсоюза горняков Украины.

Убытки генерируют в основном государственные шахты, добывающие чуть меньше половины всего украинского угля (частные шахты, выпускающие наиболее ликвидную продукцию, контролирует частный капитал – Ринат Ахметов, Виктор Нусенкис и другие бизнесмены). Чтобы покрыть дефицит из госбюджета ежегодно перечисляются 12-14 млрд грн.

Есть и другой вариант, о котором упомянул Ляшко. В Украине 130 государственных шахт. «Более половины из них нерентабельны и должны быть закрыты», – подсчитал Дмитрий Марунич, сопредседатель Фонда энергетических стратегий.

222

Энергетика

Цена на электроэнергию регулируется НКРЭ, а не рынком. Поэтому сейчас потребители Донецкой области, равно как и любой другой, покупают электричество по единой цене. Тариф формируется за счет «смешивания» электроэнергии из разных источников: дешевой гидро- и атомной энергии, недорогой энергии теплостанций и экзотической «зеленой» энергетики. «В тарифе на ядерную энергию не учитываются затраты на строительство новых АЭС, выведение реакторов из эксплуатации, хранение отработанного ядерного топлива, фактически он занижен в 2 – 2,5 раза, – отмечает Дмитрий Марунич, сопредседатель Фонда энергетических стратегий. При этом доля «атомки» в общем балансе производства электроэнергии – более 50%.

Текущая цена закупки электроэнергии ТЭС – 0,7 грн./кВт-ч без НДС. Юрий Корольчук,  член Наблюдательного совета Института энергетических стратегий  считает: средневзвешенная цена электроэнергии из угля по итогам прошлого года без дотаций составила бы 87,5 коп. за киловатт-час. А так в прошлом году госбюджет выделил в 2012 году 14,6 млрд гривен для поддержки угольной отрасли, электрогенерирующие компании покупали  уголь по заниженной себестоимости.  По такой цене пришлось бы «питаться» электроэнергией как населению, так и промпредприятиям.

Последние к ней и без того  морально готовы. Для них и так  тариф (1 класс) составлял в феврале 81 коп за киловатт-час. А вот население платит в три раза меньше. И потребляет около трети всей электроэнергии на Донбассе – свыше 4 млрд. кВт-часов. Таким образом, расходы донетчан увеличатся примерно на 2 млрд гривен.

111

Сталь

Третий кит донецкой промышленности – металлургия – почти на 100% зависит от криворожской руды. Именно в этом содержится основной риск для сектора. Как известно, губернатор Днепропетровской области Игорь Коломойский – ярый противник сепаратизма и отделяться вместе с Донбассом не собирается. Поддерживают его в этом и местные элиты. Сепаратистские акции в Днепропетровске с появлением Коломойского резко сошли на нет.

Вертикальная интеграция – основной козырь крупнейшего металлургического холдинга «Метинвест» Рината Ахметова. Железную руду собственной добычи из Кривого Рога везут в Енакиево и Мариуполь. На выходе «Метинвест» получает общую прибыль. Будет ли руда такой же дешевой с появлением границы? Возможно. Но никто не сможет гарантировать стабильную транспортировку грузов в «мятежный регион». Выход есть – покупать руду в России, но переход на чужое сырье рушит всю экономическую цепочку донецких металлургов, и «Метинвест» резко теряет в конкурентоспособности.

Выиграют ли от этого его рабочие? Вопрос риторический. К тому же в России хватает своих гигантов – «Северсталь», «Евраз», НЛМК, Магнитогорский меткомбинат вряд ли будут рады появлению нового игрока на своем рынке.

333

Авторы: Алексей Грибановский, Андрей Самофалов

комментария;

  1. Ася said:

    выиграют бизнесмены,впрочем это всегда так было,а вот обычные рабочие для этих бизнесменов и «богов Донбасса» просто дешёвая рабочая сила…..а очень жаль,ведь там тяжёлый труд.А Донбасс никогда страну не кормил,он кормил Ахметова и т.подобным,и люди из Донбасса давно должны это понять,но что-то туго доходит …

*

Top