«Могу перекреститься: никто взяток на тендерах не требует»
автор фото: "Слово Волыни"

Бизнесмен Степан Ивахив - о досрочных парламентских выборах, депутатской группе Курченко и нефтерынке после смены власти

Hubs продолжает серию интервью с крупнейшими предпринимателями об изменениях после революции
Один из акционеров группы компаний Континиум (заправки WOG, ТМ Галичина) Степан Ивахив редко дает интервью. «Я вообще не уверен, что такой человек существует» — так на предложение рассказать об одном из акционеров Континиума в 2011 году ответил один из чиновников Минэнерго. Более публичным всегда был его партнер по бизнесу Игорь Еремеев, который стал нардепом еще в 2002 году. Ивахиву тоже стало скучно в бизнесе – в 2012 году он  вместе с Еремеевым  прошел в парламент, выиграв выборы на одном из мажоритарных округов Волынской области.

Во время Евромайдана компании бизнес-партнеров столкнулись с проблемами на таможне — импорт нефтепродуктов для  WOG просто приостановили.Так власть оказывала давление на бизнес депутатов, которые поддерживали революцию и не голосовали за провластные законопроекты. Вместе с тем, заправки WOG попали в список «Бойкот товаров Партии регионов» — Ивахив и Еремеев голосовали за проект государственного бюджета на 2014 год.

После побега Януковича из страны Еремеев стал одним из инициаторов создания новой депутатской группы «Суверенная европейская Украина», которая вошла в новую коалицию.

В интервью Севгиль Мусаевой и Екатерине Шаповал Ивахив рассказал  о депутатской группе «Суверенная европейская Украина», досрочных парламентских выборах, о том, как его компаниям удается выигрывать государственные тендеры, и о нефтерынке после побега Курченко.

 Вы — непубличный бизнесмен. До 2012 года Вас политика вообще не интересовала. Это Ваш партнер Игорь Еремеев уговорил стать народным депутатом?

Можно сказать, что я долго созревал, и созревать мне помогали близкие люди. Созрел бы я в одиночку? Думаю, что шансов было бы намного меньше. Но если вы хотите связать мой поход в депутаты с походом в Верховную Раду Игоря Мироновича, я думаю, что здесь точно никакой связи нет.

Вы же партнеры по бизнесу…

Да, мы много общаемся. Но не могу сказать, что мы пришли в Верховную Раду с какой-то общей задачей. С рациональной точки зрения двум партнерам идти в политику совсем не логично, потому что один все равно должен продолжать заниматься бизнесом.

Ваш совместный бизнес как-то пострадал от этого?

Мы для себя решили один принципиальный вопрос, на который бы при других обстоятельствах решились бы не скоро. А именно: отдать управление компанией менеджменту. Это — огромный плюс.

Вы – мажоритарщик. Президент Порошенко обещает досрочные парламентские выборы. Мажоритарщикам вряд ли нравится эта идея: выборы – это дорого и в следующий созыв можно не попасть.

Что такое для депутата — перевыборы? Это нужно снова ездить на округ, снова тратить деньги на кампанию. Понятно, что многие депутаты пытаются этого избежать. Но лично я после выборов регулярно езжу на округ, для меня это не проблема.

Я считаю очень спорным вопрос роспуска парламента, поскольку в стране до сих пор не решены проблемы целостности и мира. Распустив парламент, мы перекладываем на плечи президента ответственность за принятие любых решений. Готовы ли мы без каких-либо дискуссий отдать в руки президента такую ​​власть? Я поддерживаю идею проведения досрочных парламентских выборов, но только после прекращения противостояния на Востоке.

Я считаю очень спорным вопрос роспуска парламента, поскольку в стране до сих пор не решены проблемы целостности и мира. tweet

Есть еще один риск. Президент объявит выборы и депутаты разъедутся по восточным регионам. Какую политику они там будут проводить? У меня есть очень большие сомнения, что эта политика будет направлена на консолидацию государства. А если они начнут играть на сепаратистских настроениях местного населения — не усугубит ли это ситуацию в стране еще сильнее?

Этот парламент, безусловно, требует ротаций, перевыборов и изменений. Лично я считаю, что коммунистов в парламенте точно быть не должно, потому что они просто выполняют здесь роль пятой колонны.

Вы прекрасно знаете, что сейчас в Верховной Раде формируются различные депутатские группы. Создается группа Курченко, в которую вошли 32 депутата. Цель ее создания понятна. Немного ли пятых колонн как для одного парламента?

Упаси Господи, чтобы у них что-то получилось. И упаси Господи, чтобы они вошли в коалицию, как они это планируют сделать. Коллеги говорят, что они надеются войти в коалицию каким-то образом, если кто-то из коалиции выпадет.

Если парламент будет работать хотя бы в таком формате, как сейчас — то есть споры, дискуссии, уступки, частично может даже шантаж со стороны некоторых депутатских групп, — в таком формате мы сможем работать некоторое время. А если кто-то будет финансировать создание новых депутатских групп, как это сейчас уже начинает происходить, то остается лишь один вариант — разогнать. Если Партия регионов будет пытаться разрушить существующую конструкцию работы коалиции, то тоже нужно будет объявлять перевыборы.

Месяц назад в кулуарах парламента ходили слухи, что Ваша депутатская группа может выйти из коалиции. Почему?

Вопрос выхода из коалиции мы не поднимали.

Но некоторые вещи в работе нынешнего парламента Вам не нравятся. Ваши коллеги по депутатской группе жаловались, к примеру, на Турчинова, который не всегда вносит все вопросы в повестку дня заседания?

 Есть большинство, оно работает. Работает, как я считаю, довольно неплохо. Вы, журналисты, хотите увидеть, как все депутаты дружно и без каких-либо дискуссий голосуют. Вышел премьер или председатель ВР, озвучил заголовок и все дружно проголосовали? Нет! Дискуссия должна быть.

Но на парламенте лежит ответственность за события последних трех месяцев…

Что я хочу сказать: оппозиция не шла по пути мирного урегулирования. Они нагнетали градус, чтобы заставить президента пойти на какие-то уступки. А мы считали, что нагнетай, НЕ нагнетай — он не поддастся.

Нас тоже Виктор Федорович пригласил в кабинет. Были Владимир Литвин, Игорь Еремеев. И тоже был разговор, поверьте, не из легких. tweet

Мы пошли по другому пути – проводили переговоры с депутатами, чтобы создать новое большинство …

Были такие попытки. Но потом приехал Виктор Янукович и заставил всех проголосовать так, как было нужно

Нас тоже Виктор Федорович пригласил в кабинет. Были Владимир Литвин, Игорь Еремеев, Сергей Мартыняк и Сергей Лабазюк. И тоже был разговор, поверьте, не из легких. Но мы вышли и сказали: «Нет, мы не будем голосовать за закон Мирошниченко».

Степан Ивахив и Игорь Веремеев, совладельцы  энерго-промышленной группы «Континиум»

Степан Ивахив и Игорь Еремеев на инаугурации  Петра Порошенко

Три недели мы ничего не могли растаможить. Но мы на это не обращали внимания, потому что это были второстепенные вещи по сравнению с теми процессами, которые происходили в государстве.

Но за тот же бюджет Вы проголосовали только потому, что Вашему округу выделили большую сумму из госбюджета.

Я поступил как прагматик, я — системный прагматичный человек. На моем избирательном округе масса проблем, которые можно решить только за счет национального бюджета. На каждой встрече мне об этих проблемах напоминали люди и ставили конкретную задачу – привлечь бюджетные средства на дороги, больницы, школы. Как можно было выторговать эти деньги у правительства? Сказал: за бюджет буду голосовать, если дадите деньги мне на округ. Торговался-торговался, выторговал 30 млн гривен из бюджета и 5 миллионов из фонда регионального развития.

После революции Вы инициировали создание депутатской группы. Расскажите о принципах подбора ее членов. В ней есть интересные персонажи – тот же Сергей Кацуба, который сейчас через день дает показания в Генпрокуратуре по расхищениям в НАК.

У нас не политическая группа. Это — собрание депутатов по определенным критериям. Конечно, если бы мы ставили один критерий — кого мы хотим, то мы были бы совсем маленькими. Поэтому мы поставили другой критерий – кого мы точно не хотим. В начале, когда депутаты еще собирались, было 45 или 47 кандидатов к нам в группу. В результате получилось 36. Я не хочу там своих коллег индивидуально матрично описывать. Это их выбор. Но мы установили эту планку — не брать людей, которые очень одиозные.

Торговался-торговался, выторговал 30 млн гривен из бюджета и 5 миллионов из фонда регионального развития. tweet

Мы не претендуем ни на какие посты. Это так же было одним из главных условий вступления в депутатскую группу.

Новая власть

Правительство  взяло курс на реформы. Прошло уже больше 100 дней. Что-то изменилось для бизнеса принципиально?

Скажу так – я в коалицию вошел не из-за правительства, а конкретно для поддержки Арсения Петровича, я его очень поддерживаю. И если он будет системно делать все то, что наметил– я буду в коалиции. Если он свернет с праведного пути – меня в коалиции не будет.

Что Арсений Петрович декларировал, когда мы за него голосовали? Первое – финансово сбалансировать бюджет, спасти Украину от дефолта. Это Арсению Петровичу удалось.

Второе – провести реформы. Что такое реформы в моем понимании? Это не перемены в работе госаппарата, это упрощение его работы, либерализация, если хотите.

  Что изменилось для бизнеса за 100 дней работы правительства? Ничего. Ни в положительную сторону, ни  в отрицательную. tweet

Бизнес сегодня не хочет платить меньше налогов – он хочет, чтоб его перестали доить контролирующие органы и дали ему свободно развиваться. Дальше, бизнесу важно упрощение или полная ликвидация ряда разрешительных процедур, а также ускорение сроков бюрократических процедур, которые нельзя ликвидировать – такие, как растаможка, получение документов на землю, разрешение на строительство и т.д.  Что изменилось для бизнеса за 100 дней работы правительства? Ничего. Ни положительного, ни отрицательного.

Обещали уменьшение количества налогов. Не сделали. Также обещали для бизнеса ликвидировать экономические подразделения. И что — каждая служба отдельно ходит и отдельно доит. Хотели сделать единую финансовую инспекцию. Сделали?

Нет, потому что идет обсуждение

А знаете, почему идет обсуждение? Потому что каждый министр не хочет отдать свое подразделение, это их дойная корова. С каким ты тогда вопросом зайдешь к бизнесмену? Это — не обсуждение, это — забалтывание вопроса.

ivahiv

Что изменилось на нефтяном рынке? Исчезли ли теневые схемы, на которых зарабатывал Сергей Курченко? Контрабанды больше нет?

Сегодня я не знаю о существовании таких схем, которые бы благословляли с самого «верха», как это было в ситуации с Курченко. Вместе с тем знаю, что на Востоке Украины есть контрабанда нефтепродуктов.

 При прошлой власти бизнес постоянно сталкивался с проверками разных контролирующих органов. Проверок стало меньше после революции?

Выводы делать рановато. Главная проблема — непонятно, как будут закрыты прошлые вопросы работы с налоговыми органами. Все знают, что предыдущая власть заставляла работать бизнес по определенным схемам. Я имею ввиду «налоговые площадки».

До Януковича было так: каждый местный начальник налоговой имел при себе бизнесменов, которые создавали «левые» фирмы. Этим компаниям давали налоговый кредит,  другие фирмы платили «левым», получали нужные документы.

При Януковиче власть сделала все более централизовано и сказала: будете платить больше. И действительно, поступление в бюджет по статье НДС увеличились. Другой вопрос, что часть этого НДС шла в карман очень узкому кругу людей, которые были связаны с «семьей» бывшего президента Януковича.

 Все знают, что предыдущая власть заставляла работать бизнес по определенным схемам. Я имею ввиду «налоговые площадки». tweet

И как теперь выйти из ситуации? Какой выход? Объявить налоговую амнистию?

Что касается новой власти, то сегодня мне непонятен принцип возмещения НДС.

Вы столкнулись с проблемами в этом вопросе?

Раньше, если ты выполнил все процедуры, чтобы считаться добросовестным плательщиком НДС, то получал возмещение автоматически. Наша компания «Комо-экспорт» так работала. Я никогда никому не звонил и никуда не ходил, чтобы нам возмещали НДС.

Сегодня это — ужас. Я не понимаю принципа, по которому возмещают НДС. Мне непонятно, каким образом в восточные области уходит 600 млн гривен НДС людям, которых все подозревают в финансировании сепаратистов. В то же время в некоторые регионы не идет ничего.

Сейчас есть плата за возмещение НДС?

Нет.

А какая раньше была?

25-30%.

Как говорится, революция прошла недаром, раньше откаты составляли 50%, а сейчас — 10%.

Вот этого я на самом деле и боюсь.  Распространено такое мнение: мы лучше, потому что берем меньше. Даже те люди, которые задействованы в антикоррупционных процессах, считают, что они более святые, потому что берут меньше.

Ваши компании тоже ощутили эти перемены. Недавно СМИ писали, что дочерние компании WOG стали фаворитами аукционов Укргаздобычи. Ну а с железной дорогой Вы и при прошлой власти отлично сотрудничали, выигрывали миллионные тендеры…

Работать с железной дорогой на самом деле очень сложно — это только кажется,  что — госкомпания, большие объемы. Мы поставляем топливо в рассрочку и иногда в убыток себе. Что касается гостендеров, то у нас в прошлом были проверки, но никаких нарушений не было выявлено. Если есть какие-то претензии к нам, то проверки снимут все вопросы.

Бизнес

Ходят упорные слухи среди инвестбанкиров, что Вы собираетесь продавать молочную компанию «Галичина». Это так?

Сколько существует «Галичина», столько и лет этим слухам. Сейчас проходит смена менеджмента компании. А в таких процессах всегда есть недовольные, которые считают, что они — лучше или что компанию готовят к продаже.

Если бы мы хотели продать компанию, мы бы не делали изменения в компании. А мы обновляем менеджмент. Почему? Скажем так — хотим притока свежей крови. Наши бывшие менеджеры сделали хорошую компанию, но у любого человека, который долго работает в одной компании, рано или поздно замыливается глаз. Посмотрите на иностранные компании, там топ-менеджеры работают 5 лет и их переводят на новое место.

У Вас есть заправки в Крыму. Планируете ли их продавать? Там сейчас Курченко покупает все подряд…

К нам не поступало никаких предложений. Тем более, от Курченко. Но мы с партнерами обсуждаем, что делать дальше. Один из вариантов – продать.

Закончен ли корпоративный конфликт между Вами и группой Приват?

Если вы не хотите, чтобы он снова разгорелся, то давайте не будем об этом говорить.

Мы просто видели фотографию Игоря Мироновича и Игоря Валерьевича на инаугурации, которую опубликовала «Украинская правда»…

Я вам расскажу, как это было. Мы стояли с Игорем Мироновичем. Игорь Валерьевич подошел к нам, мы пообщались. Потом подошел Мустафа Найем и спрашивает, можно ли сфотографировать? Ну и Игорь Валерьевич, как человек с чувством юмора, конечно, согласился.

b1398f9-eremeev-kolomoy

Игорь Коломойский и Игорь Еремеев на инаугурации Порошенко. Фото -Мустафа Найем, Украинская правда

То есть о перемирии сейчас речь не идет…

Я скажу так. От тех вопросов, которые мы поднимали или будем поднимать, мы не ищем какой-то выгоды. И в этом случае было также. Я не хочу поднимать этот вопрос, чтобы не заострять.

 Игорь Валерьевич, как человек с чувством юмора, конечно согласился. tweet

Вы недавно открыли в Луцке ТРЦ, расскажите об этом проекте…

Тяжелый проект, первый камень мы заложили в начале 2008 года. Потом — кризис, банки перестали кредитовать. Возможно, это было и к лучшему, потому что мы концепцию полностью переработали. Проект стал более масштабным, насыщенным.

Перед открытием была очень сложная ситуация. Некоторые российские арендаторы отказались заходить. Сказали, — нет, у вас тут война, мы уходим с рынка. И это — за полтора месяца до открытия, когда они уже должны делать ремонты, они ставят перед фактом.

Спасло то, что мы находимся близко от Польши, и руководитель проекта и управляющий директор – поляки. Они привели польские бренды. Есть такие, которые впервые в Украину зашли.

А как чувствует себя в Мариуполе аналогичный проект?

Тяжело. Он очень сильно финансово пострадал.

Вы когда то рассказывали о планах открыть в Польше сырзавод. На какой стадии проект?

Мы не планировали открывать завод. Мы размещаем заказы на предприятиях в Польше и в Белоруссии нашей торговой марки. Поставляем в Россию.

Как ситуация с поставками украинских сыров на российский рынок?

Мы с нового года не имеем возможности поставлять сыр в Россию из Украины. Как выходим с ситуации? Решили развивать внутренний рынок. Переживем. Я думаю, что мы уже дошли до такой точки, что в среднесрочной перспективе  россияне будут извиняться перед нами за своих лидеров. Не переломает Россия мир. Чудес не бывает.

комментария;

  1. Yuliya Byelinska said:

    Ивахив на заглавной фотке похож на Еремеева, как будто брат

  2. Вадим Мишук said:

    Молодец, все просто и понятно ответил как бизнесмен а не как политик, которые все вокруг да около

*

Top