Иван Золочевский: дешевле, чем в Украине, связь только в Зимбабве и Ботсване

Интервью с генеральным директором МТС-Украина Иваном Золочевским.

Правительство заявляло, что ограничит доступ к тендеру  3G компаний с российским капиталом. Вас допустили?

В условиях конкурса нет ограничений, которые не позволяют «МТС Украина» принимать в нем участие.  К тому же среди собственников МТС нет государственных структур, будь-то украинских, российских или американских. В основе нашего бизнеса — частный капитал, не имеющий национальной принадлежности. Наши акционеры — частные инвесторы не только из России, но из США, Европы и Азии.

Подали заявку?

Мы еще не приняли решения. Условия лицензии очень жесткие. Мало того, что за нее придется заплатить больше 3 млрд гривен,  — в лицензии прописаны очень сжатые сроки развертывания сети. Победитель обязан обеспечить покрытие областных центров в течение 18 месяцев. Это — сотни миллионов долларов.

Общая сумма затрат получается огромной и практически неподъемной для украинского рынка.  Сроки окупаемости инвестиций в условиях, когда экономика падает, а рейтинг Украины понижается международными рейтинговыми агентствами до негативного, выходят за рамки стандартных, принятых в бизнесе.

Поэтому инвестиции в Украину сегодня — будет очень непростым решением для наших акционеров.

В октябре Вы говорили, что МТС планирует привлечь зарубежных инвесторов для развития 3G в Украине. Нашли инвесторов?

Телекоммуникации — капиталоемкий бизнес. Он очень нуждается в крупных длинных инвестициях. Мы ведем переговоры с разными инвесторами, интерес есть. Но решение относительно того, с кем и на каких условиях мы будем работать, еще не принято.

Стоит ли украинцам ждать удорожания мобильной связи после появления 3G?

Наш конкурент уже сказал, что будет повышать цены. Жесткая конкуренция на рынке привела к тому, что в Украине — почти самая дешевая мобильная связь в мире. Ниже тарифы только в Зимбабве и Ботсване. При этом украинцы «выговаривают» в 2-3 раза больше минут.

Очевидно, что если операторы понесут большие затраты на сети 3G, услуги не будут дешевыми. Но быстрого интернета по сегодняшним ценам точно не будет. Надо быть реалистами. Для сравнения, средний счет 3G в Европе колеблется между 30 и 50 евро. При этом затраты на оборудование у нас и европейских операторов одинаковы. Высокая цена на лицензию приведет к тому, что операторам придется радикально менять ценовую политику.

Планируете повышать тарифы в 2015 году?

Это очень болезненный вопрос. Не нужно забывать, что есть очень много абонентов, которые пользуются условно «нулевыми»  тарифами и платят за мобильную связь пару гривен в месяц. Получается, мобильная связь для них дешевле хлеба, воды, дешевле разового проезда в транспорте. И таких людей в стране, возможно, миллионы. Выручка в отрасли в гривне падает вместе с гривной. Стоимость оборудования в национальной валюте и затраты на техподдержку растут, дорожают коммунальные услуги, электричество, аренда и т.д., в этом году государство увеличило лицензионный сбор за радиочастоты в два раза.

Рано или поздно, операторам придется учесть все это в тарифах. Иначе негде будет брать деньги для содержания инфраструктуры. Здесь же как с дорогами: если их не поддерживать в нормальном состоянии, наступит момент, когда по ним невозможно будет ездить.

«Киевстар» потерял в Крыму около 2% выручки и оборудование на миллионы долларов. Как МТС вышла из Крыма?

В Крыму мы лидировали по доле рынка, более 70% абонентов пользовались нашей связью. Конечно, эта потеря отразилась на финансовых показателях компании. Имущество, которое было у нас в Крыму, мы продали. Объявили открытые торги, разместили на сайте объявление и распродали все, что оставалось.

Как организовали работу в зоне АТО?

Ситуация на Востоке меняется каждый день. На работу сети влияет множество внешних факторов — от боевых действий и перебоев с поставками электричества — до банального вредительства и воровства. Сейчас в Донецкой области работают около 90% наших объектов, в Луганской — около 80%. Коммутаторов на занятой территории у нас практически не осталось, какие-то разбомблены, какие-то настолько серьезно повреждены, что не поддаются восстановлению. Поэтому наши технари придумали решение и пустили донецкий и луганский трафик, образно говоря, в обход — через коммутаторы, расположенные в Харькове, Днепропетровске, Запорожье и Киеве.

Благодаря этому решению, при неработающей системе коммутации на занятой территории трафик обрабатывается, а в последнее время даже растет.

Вы отключаете «серые» телефоны, которые ввезены без разрешения таможни?

База IMEI-кодов телефонов, на основе которой предполагалось отключать «серые» и «черные» трубки, в Украине существует. Мы регулярно предоставляем государству актуальную информацию о новых кодах, зарегистрированных в нашей сети, но этим наша ответственность ограничивается.

Мы не имеем права нарушать закон и отключать абонентов без решения суда. Надо отметить, что нигде в мире базы IMEI не используются для контроля над импортом товаров и борьбы с контрабандой. Для этого существует другой инструмент — таможенный контроль. IMEI-базы помогают бороться с воровством телефонов на внутреннем рынке. Блокирование украденного или потерянного телефона делает его «непродаваемым». Именно так работает система в большинстве стран мира.

В Европе, например, существует общая база IMEI-кодов разыскиваемых телефонов, операторам запрещено регистрировать в своих сетях эти трубки. С такой задачей система справляется эффективно. Операторы не должны выполнять несвойственные для них функции — таможенного, полицейского или какого-либо иного контроля. Они должны оказывать услуги связи.

Когда абоненты смогут переходить от одного оператора к другому с сохранением номера?

Мы сделали все от нас зависящее для запуска услуги. Сейчас мяч — на стороне государства. Единственная причина, по которой услуга MNP не запущена в Украине, это неспособность компании, которую выбрал предыдущий регулятор в качестве администратора, организовать процесс. Услуга переноса номера — технически одна из наиболее сложных телекоммуникационных услуг. Для ее реализации требуется слаженное и четкое взаимодействие всех операторов и администратора базы перенесенных номеров.

Пока мы так и не имеем ни технических условий, ни четко прописанного механизма взаимодействия. Открытыми остаются и другие важные вопросы, такие как безопасность и надежность системы, защищенность базы перенесенных номеров от утечек, форма заявок на предоставление услуги, уведомление операторов и абонентов, стоимость услуги. Для нас не имеет значения, какая компания или организация будет администрировать базу. Главное, чтобы она имела соответствующие компетенцию и опыт и предложила работоспособный и безопасный механизм реализации услуги.

Как на вашей работе отразились бойкоты российских товаров и услуг?

Среди собственников всех крупнейших операторов мобильной связи, которые работают в Украине (МТС, «Киевстар» и life:)), есть зарегистрированные в России компании.  Поэтому призывы бойкотировать «российские» компании равнозначны отказу от мобильной связи вообще.

Тезисы относительно «российских корней» МТС и «Киевстара» использовались, главным образом, в политической риторике во время предвыборных кампаний. К счастью, они остались в прошлом. Чиновники и политики все же отдают себе отчет: любые неправомерные действия против частного капитала, работающего в Украине, сослужат стране плохую службу, отпугнут других потенциальных инвесторов.

Важно не то, в какой стране зарегистрированы инвесторы, а то, что их деньги работают на Украину, увеличивают ВВП, создают рабочие места. Независимо от происхождения капитала мы — украинская компания, работающая по украинским законам для украинских абонентов.

Инвестиции, которые мы приносим в страну, остаются тут: в виде инфраструктуры мобильной связи, налогов, зарплат, заказов для компаний-подрядчиков, социальных инвестиций. Мы по‑прежнему показываем хорошие результаты, выплачиваем налоги в больших объемах. Ежегодно компания выделяет более 30 миллионов гривен на реализацию сложных инфраструктурных проектов в сфере медицины, образования, экологии.

Сегодня мы сфокусированы на актуальных задачах для страны. Оказываем помощь пострадавшим, семьям погибших, беженцам. В октябре мы взяли на себя затраты по организации «Линии жизни», информационной службы поддержки донорства, цель которой — обеспечить потребности медиков в крови для лечения больных и раненых.

Также мы приняли решение не перечислять дивиденды по результатам 2013 года. Деньги до сих пор в стране. Эти деньги пригодятся для строительства сетей 3G.

Какие планы у МТС на 2015 год?

Планируем и далее фокусироваться на мобильном интернете. Компании удалось сформировать новую модель пользования услугами – от голоса к данным. Этот принцип готовит спрос на 3G-услуги в будущем и закладывает основу для дальнейшего роста доходов. Конкурс на лицензию 3G может стать толчком развития нашего бизнеса, телекоммуникационной отрасли и экономики страны в 2015 году.

комментария;

  1. Анатолій said:

    Мы сделали все от нас зависящее для запуска услуги. Дуже сумніваюся. У вас навіть немає можливості переходу з контракту на передплату

  2. Mihail Vovk said:

    Все эти интервью, что у Киевстара что у МТС об одном: абоненты, мы вас хотим кинуть на деньги.
    Никто ведь не считает, сколько в США или в Европе стоит один выезд технических сотрудников на объекты для проведения работ. Никто не ищет, куда ушли доходы мобильных операторов за последние 25 лет. А ведь скорее всего за счет доходов инвесторы как раз и в Зимбабве и в Казахстане и в других странах развернули полностью сети с нуля. Только об этом никто не вспоминает и в очередной раз в лице директоров плачутся: у нас нет таких денег. Самый простой способ хорошо заработать, — прикинуться бедным. Неплохой маскарад получается. Только ли поверят вам, Золочевский?

*

Top