В России уже идет война

Последние месяцы внимание Запада было приковано к событиям на Востоке Украины. Все ждали вторжения российских войск. Но в самой России Кремль уже начал войну

Andrew-Foxall

 

 

Эндрю Фоксолл, директор Центра российских исследований Общества Генри Джексона

 

 

Это война, которая привела куда к большим потерям, и повлияла на российское общество гораздо серьезнее, чем события в Украине. И если аннексия Крыма послужила укреплением падающего рейтинга Владимира Путина, то эта война – вторая чеченская – в свое время сделала его президентом. И спустя 15 лет нет ни малейших признаков ее окончания.

Российский Северный Кавказ – регион, где находится Чечня – содрогается от насилия с 1991 г. В течение первых четырех месяцев 2014 г. в рамках антитеррористических операций здесь было убито уже более 110 человек. Это регион, где господствует безработица и нищета. И где Кремль поддерживает активность криминала и маньяков, коррупцию и гегемонию кланов, беззаконие и жестокость власти. И все это для того, чтобы подавить попытки исламистского повстанческого движения.

Но эти попытки не увенчались успехом. Кремль способен контролировать только крупные города региона. Недавняя встряска Путиным политических элит, результатом которой стало формирование нового правительства по делам Северного Кавказа, — это попытка решить проблему раз и навсегда. Но она, как и предыдущие, обречена на провал.

Путин сделал себе имя и репутацию на событиях 1999 г., когда взрывы в трех российских городах унесли жизни почти 300 человек. Трагедия была окружена спекуляциями – Кремль обвинил во взрывах чеченцев. Но когда неразорвавшуюся бомбу нашли в четвертом городе, выяснилось, что к взрывам причастны российские спецслужбы.

Путин использовал нестабильность на Северном Кавказе, чтобы построить в России жесткую вертикаль власти. После его избрания президентом он сразу же сосредоточил экономические и политические рычаги в своих руках.

Вдохновленный своими успехами, в апреле 2002 г. Путин объявил об окончании второй чеченской кампании. Это было преступно преждевременным заявлением. Меньше месяца спустя боевики Северного Кавказа начали двухлетнюю террористическую осаду России. В том числе они устроили теракт в школе Беслана, в результате которого погибло почти 200 детей.

Несмотря на смерть в 2006 г. при загадочных обстоятельствах полевого командира Шамиля Басаева, мятеж продолжался. В 2007 г. он проявился в обличии «Кавказского эмирата» во главе с чеченским повстанцем Доку Уваровым. Его целью было создание исламского халифата на юге России.

Сначала Кремль не воспринял эту идею серьезно. В апреле 2009 г. силовики свернули контртеррористические операции в регионе. Но все изменилось после нападения на московское метро в марте 2010 г. и аэропорт «Домодедово» в январе 2011 г. Эти события унесли жизни 75 человек.

В преддверии сочинской Олимпиады повстанцы Северного Кавказа взяли на себя ответственность за взрывы в Волгограде.

В 2013 г. более 500 человек были убиты на Северном Кавказе. И, несмотря на смерть Уварова, такую же загадочную, как и Басаева, в начале этого года, повстанческое сопротивление сохраняет активность при новом руководителе Дагистании Али Абу-Мухаммаде, который пообещал нанести «сокрушительный удар» по России.

Продолжающаяся нестабильность на Северном Кавказе говорит многое о политике Путина. Его позерства относительно Украины может создать впечатление, будто он всемогущ. Но на деле он не контролирует ситуацию даже в самой России. И достаточно взглянуть на Северный Кавказ, чтобы убедиться в этом. Остальное – не больше, чем просто дымовая завеса, чтобы повысить рейтинг перед выборами в 2012 г.

К сожалению, в отличие от Украины, международное внимание никогда не было приковано к войне России на Северном Кавказе. Отчасти это происходит потому, что Путин не придает войну огласке, утверждая, что это — локальный исламский конфликт. Однако Запад и сам не проявляет никакого интереса к событиям на заднем дворе России. Он просто не знает, что с этим делать.

Так же, как Вторая мировая началась не с гонений немецких евреев Гитлером, а с его вторжения в Польшу, так и действия Путина получили осуждения Запада лишь только, когда они вышли за пределы России. А то, что действия Путина на Северном Кавказе радикализировали и чеченцев Европы, мало кто заметил. К тому же решение Европейского суда по правам человека о том, что во время второй чеченской кампании Россия нарушила права 14 гражданских мужчин, не вызвало никакой реакции. В умах западных лидеров война России на Северном Кавказе находится где-то отдельно от ее попыток дестабилизировать ситуацию в мире.

Путин пришел к власти на волне «короткой победоносной» войны в Чечне. И его популярность поддерживается войной в Украине. Но урок Северного Кавказа вполне ясен: такие войны никогда не бывают короткими, и никогда не заканчиваются по плану тех, кто их начинает.

Источник: Forbes

Один комментарий;

*

Top