Дональд Трамп, Хиллари Клинтон
Дональд Трамп, Хиллари Клинтон

Есть ли основания полагать, что после президентских выборов в США потеплеют отношения Киева и Вашингтона?

Согласно подборке соцопросов, опубликованных на сайте американского издания «Huffington post», разрыв между сторонниками кандидатов в президенты США от демократов Хиллари Клинтон и Дональдом Трампом — от республиканцев, продолжает сокращаться. На момент выхода публикации кандидатов разделяет около 3% симпатиков (Хиллари Клинтон — 43,4%, Дональд Трамп — 40,5% голосов).

Достаточно сложно судить, кто из кандидатов наберёт большее количество голосов на президентских выборах, до проведения которых осталось, напомним, чуть более трех месяцев. Ещё сложнее предполагать, кто из кандидатов будет выгоднее смотреться в Овальном кабинете с точки зрения национальных интересов Украины, включая восстановление территориальной целостности и противодействия российской агрессии.

Несмотря на то, что оба кандидата в президенты США в своей риторике пытаются позиционировать себя в глазах общества как антиподы, их приоритеты в сфере внешней политики и безопасности достаточно схожи, если обратить внимание на их предвыборные программы. Сотрудничество с другими странами в сфере борьбы с ИГИЛ, сближение с Израилем в сфере безопасности, сдерживание Ирана и Китая, восстановление ведущих позиций США в мире, которые пошатнули российская агрессия в Украине, претензии Китая на спорные острова в Южно-Китайском море, их милитаризация.

Единственное отличие их позиции — в отношении европейской безопасности. Если Хиллари Клинтон обещает своим избирателям обуздать угрозу со стороны России путём усиления взаимодействия с европейскими союзниками в рамках НАТО и продолжить политику сдерживания агрессии Кремля, то в риторике Трампа вообще отсутствует упоминание Москвы как угрозы. Хотя даже это различие формальное. Оба кандидата не спешат рассуждать о военной помощи Украине, которая находится в состоянии военного конфликта с Россией и чей успех в противостоянии с  РФ станет определяющим в обуздании экспансионизма в Восточной Европе.

Очевидно, что НАТО не собирается вступать в открытое противостояние с Россией, о чем свидетельствуют как публичные, так и неформальные заявления чиновников стран – членов Альянса. Поэтому, если говорить о сдерживании России, то без реального инвестирования в сферу национальной безопасности и обороны Украины США не обойтись. Об этом свидетельствуют сухие факты, а конкретно — практика двух с половиной лет конфликта на Донбассе, безуспешные убеждения российского руководства вывести свои войска из Донбасса, выполнить минские договорённости и вернуть под контроль Украины аннексированный Крым.

Обычно, конкурируя за первенство в отдельных регионах, делается ставка на поддержку одной из сторон конфликта на территории третьих стран. Так было в Афганистане в период военной кампании СССР в 1979-89 гг., в Корее в 50-х, не говоря о югославских войнах. Во всех случаях сдерживание Советского Союза, правопреемницей которого считает себя Россия, заключалось в предоставлении полноценной военной помощи — начиная от поставок вооружений, заканчивая участием  инструкторов и армейских подразделений в боевых действиях с противником. США всегда при вмешательстве в военный конфликт демонстрировали своё участие, чтобы оказать психологическое воздействие на конкурента, вызвать замешательство от самого факта угрозы столкновения с сильнейшей армией мира. В большинстве случаев такая политика давала положительный эффект, за исключением вьетнамского конфликта, где победил СССР, и военных операций в Афганистане и Ираке, где отсутствует конкретный противник в виде другого государства, а угроза представлена различными террористическими организациями.

Однако  в случае с Украиной оба кандидата в президенты, похоже, намереваются продолжить линию действующего главы американского государства Барака Обамы. Хиллари Клинтон, что видно без увеличительного стекла, собирается делать ставку на убеждение Кремля и ситуативное восприятие российской угрозы. Её намерение сдерживать  агрессию РФ сочетается с тезисом о том, что когда нужно, мы будем отстаивать свои позиции, если нужно — общие. Это прописано прямым текстом в её предвыборной программе.

Копирует линию поведения Барака Обамы в отношении Украины и Дональд Трамп. В издании «Washington Post» недавно появилась статья журналиста Джоша Роджина, специализирующегося на вопросах безопасности.  Дональд Трамп выступает против предоставления Украине летального оружия, вопреки мнению некоторых представителей Республиканской партии.  Это – ключевой вывод публикации.

Дональд Трамп считает, что с Владимиром Путиным можно договориться, а Россия не является угрозой для американской безопасности в отличие от исламских экстремистов. В этом плане американский миллиардер вторит постулатам Барака Обамы о перезагрузке отношений с Россией и возможности сотрудничества с ней. В какой-то степени такая сдержанная позиция Хиллари Клинтон и Дональда Трампа отвечает интересам американского бизнеса, который заинтересован в выходе на российский рынок сбыта. По мнению инсайдера одного из крупнейших машиностроительных предприятий США Chief Industries (я лично вёл телефонные переговоры как сотрудник фирмы «Азовмашэкспорт»), компания заинтересована в расширении своего присутствия на российском рынке, в поставках элеваторного оборудования российским агрохолдингам. И это — несмотря на официальную позицию правящей администрации США касательно продления антироссийских санкций.

Резюмируя, констатирую: что бы ни говорили о будущей внешнеполитической линии США, в независимости от победителя президентской гонки-2016, подходы Барака Обама в отношении Украины будут жить и процветать. Какой «букет» соберет наша страна – покажет время.

Автор: Георгий Кухалейшвили, политолог-международник, магистр политических наук

*

Top