Репортер The Washington Post объясняет, почему российская экономика рухнула

Прошедшей ночью российский Центробанк повысил ключевую ставку до 17%. Репортер The Washington Post Мэтт О’Брайан написал по этому поводу очень злую колонку. Hubs публикует выдержки из перевода, сделанного изданием Meduza.

Пока президент Владимир Путин позировал перед Западом, с Россией случилась большая неприятность: ее экономика рухнула.

Повышение ключевой ставки с 10,5 до 17% — отчаянный шаг. Центробанк пошел на это, чтобы остановить падение рубля. За год российская валюта обесценилась на 50%. Ради спасения валюты в жертву приносится российская экономика. Даже если меры Центробанка сработают, дальше будет только хуже.

Это — классический кризис развивающейся экономики. Правда, в России — не столько экономика, сколько бизнес по экспорту энергоносителей. Если это и упрощение, то небольшое. Поэтому комбинация из увеличения экспорта из США и снижения спроса в Европе, Китае и Японии ударила по нему особенно сильно. Дешевая нефть означает, что у России становится меньше долларов, которые можно поменять на рубли. Соответственно, снижается спрос на рубли — и их цена падает. А то, что в России начался долларовый дефицит после введения санкций из-за вторжения на Украину, не делает ситуацию лучше.

Сложите это все и получится примерно 22-процентное падение рубля за последний месяц. Вчера, только за один день, рубль упал на 11%. Он подешевел больше, чем гривна или нефть марки Brent.

А будет только хуже. Экономике России нужна низкая процентная ставка, которая подтолкнет рост. Но ее компаниям необходима более высокая ставка — чтобы рубль пошел выше и долларовые заимствования перестали быть такими дорогими. То есть, что бы они ни сделали, они все равно бы облажались. Сохрани они ставку на низком уровне, рубль продолжил бы рушиться, инфляция бы подскочила, и у крупных корпораций случился бы дефолт — но при этом экономика не рухнула бы так сильно.

Вместо этого Россия применила финансовое орудие устрашения, одним махом подняв ставку с 10,5 до 17 процентов. Такая ставка загонит агонизирующую российскую экономику в глубокую депрессию — российские банки уже прогнозируют рецессию в 4,5–4,7% — но, возможно (только возможно), это остановит падение рубля. Посмотрим. Если это не поможет, России для поддержки рубля придется прибегнуть к контролю капитала и даже, возможно, просить помощи Международного валютного фонда.

Путинская Россия, как и СССР, сильна только при высоких ценах на нефть. В 1970-х, когда СССР вторгся в Афганистан, мы думали, что проигрываем Холодную войну — и ошиблись. В реальности они угодили в свой Вьетнам — и могли себе позволить прокормить свое население только до того момента, пока цены на нефть оставались заоблачными. Когда в 1980-х цены на нефть достигли дна, советский экономический мираж рассеялся для всех, в том числе и для жителей СССР, пытавшихся добыть еду в пустых магазинах. Сейчас все повторяется, только без марксизма-ленинизма. Путин мог позволить себе вторгнуться в Грузию или на Украину, когда цена на нефть измерялась трехзначными цифрами, но когда она упала в два раза — нет. Россия больше не может себе позволить ничего.

Путин может играть в шахматы, пока мы играем в шашки — но только если мы одолжим ему денег на шахматный набор.

*

Top