Как побороть коррупцию: изучая опыт соседей

Антикоррупция по-польски — это полное отсутствие «работы на публику»

Так уж повелось, что Польшу ставят в пример Украине как образец реформирования всех сфер общественной жизни. Действительно, западная соседка, пребывая еще в середине 1990-х в сходных (если не в худших, по утверждению бывавших там людей) с Украиной условиях, добилась впечатляющих результатов в росте экономики вообще и уровне жизни в частности; росте социальных стандартов; децентрализации; развитии малого и среднего бизнеса; создании комфортной инфраструктуры; построении современных систем образования и оказания медицинской помощи.

Схожие стартовые позиции, сопоставимый размер территории и населения, сходный славянский менталитет делают изучение польского опыта крайне интересным для нашей страны. Особого внимания в силу приведенных выше причин заслуживает опыт «главного адвоката Украины в ЕС» в борьбе с коррупцией. Тем более, что успехи соседей, мягко говоря, впечатляют: по итогам 2014 года в глобальном Индексе восприятия коррупции по версии Transparency International (Corruption Perceptions Index) Польша заняла 35 место, обойдя такие страны как Израиль и Испания (а среди стран бывшего социалистического лагеря  Польша вообще вторая после Эстонии). Для сравнения: Украина очутилась на почетном 142-м месте, в «теплой» компании таких стран как Уганда, Коморские острова, Бангладеш и Гвинея.

Несмотря на представления о том, что Польша успешно боролась с коррупцией с начала 90-х, антикоррупционная реформа стартовала здесь только в 2006 году. До этого Польша имела очень большие проблемы с коррупцией, о чем свидетельствует тот же рейтинг Transparency International, в котором страна занимала в начале XXI столетия 60-67 места.

При чем реформа стала следствием активного давления извне. Дело в том, что страна в 2004 году присоединилась к Европейскому Союзу, и создание эффективно действующих антикоррупционных органов, а также реальная, а не декларативная борьба с коррупцией были в числе обязательных условий, выставленных Брюсселем правительству Президента Квасневського.

Структура, функции и компетенция

Единым органом, осуществляющим и координирующим борьбу с коррупцией, является Польское центральное антикоррупционное бюро, созданное в 2006 году. Основными задачами новосозданного органа, согласно закона, являются искоренение коррупции внутри польского общества и в экономике страны. Вторая задача – охрана экономических интересов государства. ЦАБ осуществляет мониторинг деятельности как госструктур, так и органов местного самоуправления.

Назначается глава ведомства главой польского правительства после утверждения комиссией Сейма по вопросам работы спецслужб, коллегией по вопросам антикоррупционных служб и президентом страны. Срок полномочий — четыре года (при этом, нельзя быть руководителем ЦАБ более двух сроков подряд). После чего новоназначенный руководитель подает на утверждение премьеру кандидатуры двух заместителей.

В своей работе Бюро подотчетно премьеру и подконтрольно парламенту. Сотрудники не имеют права совмещать свою работу с чем-то еще, за исключением научной и преподавательской деятельности. Также борцам с коррупцией запрещено состоять в политических партиях и общественных организациях.

В течение года глава ЦАБ два раза отчитывается о работе Бюро. Первый отчет – не для широкой публики, перед главой Кабмина и Комиссией Сейма по контролю за работой спецслужб. Второй – публичный, перед обеими палатами парламента. Этот отчет можно прочесть на сайте ведомства.

Внутри ведомства существует отдел контроля внутренних дел, осуществляющий внутренний надзор за сотрудниками Бюро. Ежегодно каждый сотрудник ведомства подает туда свою имущественную декларацию. Кроме того, каждый работник Бюро может в любой момент подвергнуться проверке на полиграфе – достаточно указания руководителя. Отказ от проверки на детекторе автоматически означает отказ от работы в бюро.

Кандидаты, желающие работать в ЦАБ, проходят трехуровневую систему отбора. Вначале – медобследование, затем — психологические тесты, далее — тесты на возможность доступа к государственной тайне и детектор лжи.

Одним из принципов, которыми руководствуется ведомство, является полное отсутствие «работы на публику». В отличие от украинских борцов с преступностью задержания, которые совершает польское ведомство, не фиксируются ни на фото, ни на и видеокамеры и тем более не распространяется в СМИ.

Бюро имеет 12 подразделений на местах, но при этом представлено не во всех воеводствах. Причина — достаточно ограниченный бюджет.

Деятельность

Антикоррупционное ведомство финансируется из центрального бюджета. При этом, бюджет ЦАБ не меняется с момента основания ведомства и составляет около 25 миллионов евро в год, хотя объем работы постоянно растет.

Так, лишь в 2013 году за счет выполнения Бюро лишь своих контрольных функций (проверка имущественных деклараций публичных лиц, вплоть до главы правительства, а также контроль прозрачности принятия экономических решений — тендеров, дотаций, распределения средств ЕС), в казну было возвращено 12 миллионов евро, то есть примерно половину своего бюджета.

Среди конкретных примеров успешной работы бюро – выявление случая масштабного подкупа чиновников МВД польским представительством одного из гигантов американского IT-рынка, которое таким образом выиграло крупный подряд на проведение работ по автоматизации министерства. Вспыхнул грандиозный скандал, в ходе которого Брюссель даже на время заблокировал выделение Варшаве финансовой помощи.

Еще одним масштабным делом является расследование обвинений против руководителя польской Верховной контрольной палаты Кшиштофа Квятковского, очень влиятельного в Варшаве персонажа. Его подозревают в принятии на службу в контрольную палату кандидата по протекции и вне конкурса. Если парламент примет решение снять с Квятковского иммунитет, то чиновник предстанет перед судом.

В целом в Бюро акцентируют внимание на восьми наиболее «коррупциогенных» сферах. Семь из них касаются секторов польской экономики, имеющих значительное государственное финансирование, или же получающих финпомощь от Европейского Союза. Восьмая — коррупция при взаимоотношениях гражданина и чиновника.

Проинформировать ЦАБ о возможном факте коррупции — причем анонимно — может каждый. Для этого существует телефон горячей линии. Кроме того, можно «пожаловаться» через сайт либо прислать письмо на e-mail. Пользуются граждане этой возможностью достаточно часто. И часть сведений берется в разработку. Как говорит практика, из более чем 10 тысяч ежегодных «доносов» пара десятков обращений оказываются действительно важными. Хотя причиной большинства обращений все-таки служит обычная зависть или неприязнь к более успешному соседу. Тут уж ничего не попишешь — славянский менталитет.

***

Польский опыт показывает, что при наличии политической воли и грамотной организации процесса прорыв на ниве борьбы с коррупцией возможен даже после десятилетий застоя.

И хотя польские эксперты утверждают, что время для осуществления Киевом соответствующих реформ по польскому образцу уже потеряно, изучение успешного опыта соседей должно стать краеугольным камнем антикорупционных усилий украинских властей. Ведь учиться нужно не только на собственных ошибках, но и на чужих успехах. Пример Польши – безусловно, один из таковых.

Материл подготовлен Общественной организацией «Всеукраинское движение «НЕВОЗМОЖНАЯ КОРРУПЦИЯ»

Один комментарий;

*

Top