Фото архив газеты
Фото архив газеты "День"

Почему горняки придерживаются нейтралитета и не поддерживают ни одну из сторон конфликта на Востоке

В новейшей  истории Украины  уже были примеры, когда шахтерские протесты приводили к серьезным политическим изменениям. Забастовки  горняков  в начале 90-х стали одним из ярких эпизодов демонтажа СССР.  Все  помнят пешие походы луганских и донецких шахтеров на Киев в конце 90-х , которые имели большой общественный резонанс. Сегодня  шахтеры снова оказались в эпицентре  политического  и силового  противостояния. Новый вызов — сепаратизм на Донбассе.

Образ поднимающихся на борьбу шахтеров выглядит очень заманчиво для обеих сторон конфликта. Киев уповает на то, что шахтеры сметут сепаратистов забастовками, как только начнутся проблемы с выплатами зарплат.  Руководители самопровозглашенных республик, в свою очередь, рассматривают шахтерские забастовки как эффективный инструмент шантажа собственников угольных предприятий. Прежде всего, олигарха Рината Ахметова, который до сих пор не может определиться со своей позицией в конфликте.

zabastovka

Забастовка шахтеров 1998 года Фото Укринформ

Но пока что большинство шахтеров остаются пассивными наблюдателями разворачивающейся на их глазах драмы. Попытки сепаратистов организовать забастовки закончились провалом. В апреле в акциях протеста на шести шахтах ПАО “Краснодонуголь”, входящего в группу “Метинвест” Рината Ахметова, участвовали всего 3% работающих горняков. Фактически речь шла о нескольких сотнях шахтеров, подкрепленных местными люмпенами и заезжей “группой поддержки”. Сепаратистам не удалось навязать шахтерскому выступлению политических лозунгов, и менеджмент “Краснодонугля” смог успокоить персонал зарплатными уступками. Для сравнения: в крупнейшей забастовке 1993 года на Донбассе участвовали  1,5 млн человек.

Не удается перетащить угольщиков на свою сторону и украинским властям. Хотя  у Киева есть весомые аргументы. Несмотря на популярный миф о “кормящем” Донбассе, угольная отрасль в Украине дотационна. В прошлом году на поддержку углепрома  казна потратила 13 млрд гривен. Если сепаратистам удастся закрепиться на длительный период, большинство шахт ждет вполне предсказуемый крах.

Что думают о происходящем сами горняки? Готовы ли они выступить в поддержку целостности Украины или уже смирились с жизнью в “новом Приднестровье”? Наши собеседники – обычные шахтеры из Луганской области, которых мы попросили описать настроения, царящие среди их коллег.

Сергей, работает на шахте имени XIX съезда КПСС, она же — “Сутоган” (входит в состав государственной компании “Луганскуголь”.

Наша шахта работает в штатном режиме, деньги выплачивают вовремя. Но люди обозлены нестабильностью, не доверяют новой власти, большинство у нас поддерживало Януковича.

Шахтеры старшего поколения очень тоскуют по Союзу, но не понимают: так как было раньше — уже не будет. tweet

Еще всех пугает антитеррористическая операция. Когда она была где-то далеко – ей не придавали значения, но когда боевые действия происходят в 20-30 километрах, хочется, чтобы все закончилось миром и побыстрее. Тех, кто не принимает новую власть –  80%, в основном – люди старшего поколения.

Когда проходил референдум о признании независимости Луганской республики, многие голосовали “за”. Для меня как человека, родившегося в СССР, но большую часть жизни прожившего в независимой Украине – это дико. Шахтеры старшего поколения очень тоскуют по Союзу, но не понимают: так как было раньше — уже не будет. Среди моих сверстников мнения разделились: одни хотят жить в единой Украине, другие – поддерживают независимость Донбасса. Как, правда, этот независимый Донбасс будет существовать, я лично не понимаю. Откуда будут деньги брать на зарплаты и пенсии? Куда сбывать продукцию? На референдуме голосовали, скорее, назло новой власти.

На референдуме голосовали, скорее, назло новой власти. tweet

На большую забастовку шахтеры не поднимутся – только если пару месяцев не будут платить зарплату. На первом месте у шахтеров — благополучие их семей. Конечно, у каждого есть свои политические взгляды, но бастовать шахтеры пойдут только по экономическим причинам.

Иван, бывший шахтер из Свердловска (Луганская область).

Шахтеры утратили чувство реальности, ее заменил телевизор. Мои родственники зазомбированы российской пропагандой, все поддерживают Луганскую народную республику. Смотрят российские каналы и верят всему, что видят.

Дядя — шахтер с 34-летним стажем, пенсия у него 7000 гривен. И он сегодня — за ЛНР. Я его спрашиваю: “Тебе Болотов (руководитель ЛНР – Hubs) будет платить такую пенсию?” Отвечает: “Поначалу всем будет трудно”.  Железная логика.

Жизнь на Донбассе всегда была тяжелой. Шахтер спускается под землю в забой и не знает, поднимется ли обратно. tweet

Особой ненависти к Украине среди шахтеров я не замечал. Скорее, люди хотят в Россию. Верят, что Путин будет их кормильцем, что там — лучшая жизнь. Все попытки убедить, что это только по телевизору так, ни к чему не приводят.

В чем-то я их понимаю. Жизнь на Донбассе всегда была тяжелой. Шахтер спускается под землю в забой и не знает, поднимется ли обратно. Поэтому шахтеры живут одним днем. Техника безопасности на шахтах ни к черту. Вы, наверное, не знаете, но взрывы на шахтах часто происходят по вине самих горняков. Газоанализатор, который измеряет уровень метана в забое, просто заворачивают в тряпку, чтобы не останавливать смену и больше заработать. При Союзе за этим строго следили, сейчас хозяевам нужна прибыль, а шахтеры хотят больше заработать, пока есть здоровье.

Я не смог на шахте работать, не хочу заработать силикоз, попасть под завал или сгореть при взрыве метана. Может, поэтому и мнения земляков по поводу ЛНР, России и Путина не разделяю. Уехал бы, да некуда.

Виталий, место работы не называет из соображений безопасности, шахта в Луганской области.

Шахтеры – это ведомый народ, так сложилось, такой менталитет. Поэтому многие из них поддерживают ДНР, ЛНР, “Новороссию”. Сейчас оружие и сила – у сепаратистов. Это криминалитет, казаки, чечены. Их боятся. Поэтому те, кто против отсоединения Донбасса, а их немало – молчат и подстраиваются. Иначе сразу назовут “бандерой”, “фашистом”.

Есть еще такое настроение – набрать кредитов, а потом не платить по ним, когда Донбасс отделится. tweet

Но вообще люди не хотят думать своей головой. На референдуме 11 мая у нас в поселке была эйфория, подъем. А я спрашиваю у них: “Ну, вот вы  за отсоединение от Украины голосуете, а кто зарплату вам за май платить будет?” Отвечают: “Украина”.

Есть еще такое настроение – набрать кредитов, а потом не платить по ним, когда Донбасс отделится. Вот такой уровень понимания у шахтеров.

Порошенко надо предложить Донбассу план решения экономических проблем. Надо приехать, поговорить. Решить проблему с русскими языком, потому что у многих неприятие новой власти идет от языкового вопроса. С другой стороны, непонятно, с кем тут говорить. Сепаратисты настроены агрессивно, они хотят идти на Киев, на Львов. Гордятся тем, что убивают украинских солдат. А остальные молчат по углам.

Шахтеры уже начинают бояться выходить на работу из-за боевых действий в Донбассе. Если в шахту попадет снаряд, вся смена – смертники. Как на подводной лодке.

Сепаратисты настроены агрессивно, они хотят идти на Киев, на Львов. Гордятся тем, что убивают украинских солдат. А остальные молчат по углам. tweet

Многие думали, что после референдума мы окажемся в составе России. Путин для них был как царь-освободитель. Этого не произошло. О том, что у нас тут будет новое Приднестровье, люди не думали. А это — уже реальность: сигареты стали дефицитом, грабят бензоколонки. Вообще, страшно у нас.

Текст: Константин Скоркин

Фото: Архив газеты «День»

Один комментарий;

  1. Серго said:

    Ну и на выходе: на этой самой шахте имени XIX съезда КПСС, она же — “Сутоган” сейчас работы нет. Шахта стоит. Фактически обесточена и начинает затопляться. Те, кто «назло врагам» не уехал к родственникам вне оккупационного ареала, теперь ходят каждый день в шахтоуправление и там им время от времени выдают 100 грн на семью (РАБОТАТЬ НЕ ЗАСТАВЛЯЮТ!). Превратились из честных рабочих в сепарских подстилок, каждый день идущих клянчить подачку. А главное — создают для внешнего мира наличие «мирного населения». Ибо пока они там — с сепарами приходится договариваться, а не раскатывать их авиацией, как было бы правильнее…

    Правильно сказано: пока не перестануть хотя бы копейки платить, никаких забастовок не будет. Единственные реальные забастовки были в 1997-1998 году, когда янучарин полтора года вообще никаких зарплат не платил — все деньги переправлял дружкам, в частности, ахметке…

*

Top