Армия SOS. Основные проблемы военных на Донбассе

Ремонт техники, неразбериха со справками и зарплатой, медицинская реабилитация после возвращения из зоны АТО

Hubs  рассказывает об основных проблемах военных, которые в настоящее время участвуют в АТО на Донбассе. Первый материал был посвящен обеспечению едой, одеждой и амуницией.

Принадлежность и причастность – Коммуникация

Важная составляющая успешного исхода АТО – наличие слаженной коммуникации. Помимо профессионализма и военного опыта, для этого также нужна современная техника.

Ее в украинских батальонах нет.

«Рации и батареи часто не работают. Элементы питания, аккумуляторы, батарейки к системам ночного видения закупаются заграницей или заказываем под определенные габариты на производстве в Украине», — рассказывает волонтер Константин Зинкевич.

Помимо технических неполадок, отсутствует также слаженная внутренняя коммуникация. «Бывали случаи, что у пилотов не было связи с блокпостами и они подлетали ниже, чтобы связаться с ними по мобильному телефону», — утверждает волонтер «Народного тилу» Роман Синицын.

Одна из главных проблем – отношение рядовых военных со своим руководством. В очень многих случаях их сложно назвать доверительными. Рядовые солдаты подозревают, что командование «сливает» информацию о дислокации или передислокации своих же войск.

Боец 72 бригады, часть которой вчера пересекла границу с Россией, Олег делится своими впечатлениями о руководстве: «Команды отдают неадекватные, никто не договаривается о «коридоре», нечем отстреливаться, а нас каждый день накрывают танки и минометы».

По его словам, бойцы 72 бригады совершенно не доверяют своему руководству. Они уверены, что их начальство заведомо сообщает о неправильном месторасположении своих подчиненных официальным ведомствам. Также бойцы до сих пор не могут выяснить информацию о своем статусе участников боевых действий. «Нет печатей, где мы находимся, нет штампов в военных билетах», — рассказывает Олег.

На вопрос о дезертирстве среди участников АТО волонтеры отвечают неохотно. В основном говорят об одиночных случаях. «Все волонтеры много знают, но не могут рассказывать, чтобы не деморализовать население и самих бойцов», — объясняет Андрей Хай.

Наличие боевой техники

Украинская боевая техника имеет  малый пробег, но она стояла без дела практически 20 лет и ее запчасти уже успели устареть. Поэтому, по словам волонтеров, очень много внимания нужно уделять ее ремонту.

Еще во время аннексии Крыма, после очередного вече во Владимир-Волынском активисты местного Евромайдана пошли в бригаду к знакомому командиру и предложили начать ремонт устаревшей техники.

«В среднем, чтобы одна машина стала «живой», нужны $1000 и от двух дней до недели работы». Волонтеры чинят машины бесплатно. Зинкевич рассказывает, что в среднем на полигоне работают около 30 волонтеров в день.

На такую работу сейчас активно ищут отставных специалистов по танкам, БМП и другой бронированной технике. «Обычный дядя Толя, который последние 10 лет проработал трактористом, оживил 30 «мертвых» БМП, и таких случаев много», — рассказывает Зинкевич.

Он уверяет, что после ремонта техника может служить годами, но на ее запчасти приходится самостоятельно искать деньги. «Запчасти армии не получают. Сколько заявок не подавали офицеры на «верх», ответа не было. А техника часто ломается и большие перемещения не всегда выдерживает».

 Проблемы со справками и заработными платами

Бойцы и их родные часто жалуются на ошибки и неточности в военном бюрократическом аппарате. В связи с проблемами с внутренней коммуникацией рядовым бойцам могут вообще не ставить заметки об их участии в АТО.

Встречаются и случаи, когда «официально» военные могут быть дислоцированы на полигоне где-то в Николаеве или Ровно, а на самом деле — воевать на Донбассе.

«Такое — сплошь и рядом. Никто это лучше не проконтролирует, чем сам боец, его родители или жена. Нужно методично заботиться о документах», — рассказывает Зинкевич.

Военным, которые иногда в буквальном смысле теряются в днях и часах, вдвойне тяжелее контролировать свои заработные платы и печати в военных билетах.

По словам бойца Олега, первые пару месяцев в АТО он получал 1000-1200 гривен. Сейчас ему официально начисляют 5000-5400 гривен — уже как участнику боевых действий, хотя официального подтверждения своего участия в них ни он, ни его родители не получали.

 Медицинская реабилитация и переоформление инфраструктуры

 Украинские военные, которые участвуют в АТО, получают серьезные травмы и теряют конечности. Сейчас, во время активных боевых действий, нет ни серьезных возможностей, ни времени помогать в протезировании. Но рано или поздно этот вопрос необходимо будет поднимать.

По словам волонтера Анны Майбороды, изготавливать протезы для украинских военных, скорее всего, будет Львовский протезный завод.

Работники предприятия уже разработали первый протез для участников АТО. И, благодаря принятым в Верховной Раде поправкам в существующие законы, все военнослужащие, принимавшие участие в АТО, смогут официально получить бесплатное протезирование и его техническое обслуживание.

По мнению Майбороды, украинские медики и разработчики должны сами заниматься подобными вопросами и не возлагать надежд на другие страны. Она надеется, что «после войны у нас будет рассвет оказания медицинской помощи».

Увеличение количества людей с ограниченными возможностями также требует изменений в инфраструктуре.

Отсутствие пандусов, адаптированных под нужды инвалидов, показывает, насколько этот вопрос не интересен украинским властям.

Вся надежда на международные и неправительственные организации. «Программа Развития ООН в Украине» (UNDP) уже работает над внедрением семи универсальных принципов комфортного дизайна в городах Украины. Их деятельность заключается в информировании работников государственных местных служб и общественных организаций, которые в свою очередь могут реализовать подобные проекты.

Семь  основных принципов

равноправное использование (люди с разными возможностями могут одинаково пользоваться услугами, приборами и окружающей средой),

гибкость в использовании (варианты выбора – например, вход в метро с помощью лифта, ступеней и эскалатора),

простое и интуитивное использование (в особенности приборов),

информация, которая легко воспринимается (например, остановки в городском транспорте дублируются на табло и устно),

допуск на ошибку (специальная тактильная поверхность перед дорожными переходами или на платформах метро),

маленькие физические усилия (легко открывающееся двери, эскалаторы на больших расстояниях в аэропортах),

размер и место использования пространства (широкие автоматические раздвижные двери, широкие проезды, турникеты в метро).

Один комментарий;

  1. virosvit said:

    Злочинне недбальство керівників МО України в оснащенні проти-гранатних решіток на ьронетанкову техніку арміййців. Це копійчана модернізація спасає на 90% бійців машин від комулятивних гранат, снарядів. На ролику сепаратистів у Шахтарську, де вони вихвалялись і позували на фоні розірваної і вигорілої гусеничної БМП, серед понівечених і обгорілих трупів наших десантників, один з них розірваний навпіл. Невже складно наладити виробництво решіток в механічних майстернях, і доставляти в зону АТО та монтувати на техніку вже на місці. Деякі бійці на передовій обварюють БМП і БТР металевими сітками старих ліжок. Вчора показували льівського бізнесмена, який купив старий БТР, відремонтував, та оснастив саморобною решіткою, я б сказав досить толково. Через тупість наших генералів гинуть наші патріоти -герої.

*

Top